Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Человечество не знает, что сказать четырем агрессивным империям XXI века

Мировая повестка оказалась слепа к действительности. Главными сегодняшними проблемами неожиданно оказались не выбросы углекислого газа и не провинности Запада перед Востоком, а имперские проекты Ирана, РФ, Китая и Турции.
Три из четырех неоимпериалистов (слева направо: Владимир Путин, Эбрахим Раис, Реджеп Тайип Эрдоган) берутся за руки kremlin.ru

О чем в эти дни размышляют мудрые люди, облеченные доверием всей нашей планеты? О том, что для борьбы со всемирным потеплением «на протяжении следующих 15 лет во всем мире придется произвести значительные инвестиции в инфраструктуру — около 90 трлн долл». Это сообщает ООН. А эксперты МВФ разъясняют, каким способом добыть такие невообразимые деньжищи («государственные органы должны предпринять смелые, оперативные и скоординированные действия»).

С этими бесценными разъяснениями МВФ выступил 2 октября 2023-го, всего за несколько дней до вторжения «Хамаса» в Израиль. И если вы спросите: где Израиль и где климатическая повестка? — то окажетесь неправы. Ведь 7 октября был сделан еще один шаг к новой мировой войне. А если она пойдет всерьез, то неприятные последствия парникового эффекта просто некому уже будет прочувствовать.

И при всем уважении к климатической повестке, странное ощущение возникает при сравнении девяноста триллионов, выделение которых очевидно для ООН, и почти ровно в тысячу раз меньших сумм, которые в виде двух пакетов, от США и от Евросоюза, никак не получается выделить в помощь Украине. Стране, российское вторжение в которую было предыдущим шагом все к той же мировой войне.

У кого копирайт на имперский навет?

В мировой повестке, кроме климата, есть и другой пункт — антинеоколониализм, нацеленный на ликвидацию последствий западного имперского господства и подкрепляемый так называемой постколониальной теорией, разбирающей неискупимые провинности потомков западных колонизаторов перед потомками их незападных жертв.

Наилучшее, по-моему, и далеко не самое радикальное изложение нюансов этой теории смотрите у камерунского философа Ашиля Мбембе. Но и он, при всей своей умеренности, так отвечает на вопрос о причинах неостывающей неприязни к Соединенным Штатам в третьем мире:

Глобальная политика США сегодня стремится избавиться от всех ограничений, избавиться от всякой ответственности во имя безопасности, став, таким образом, политикой ничем не ограниченной безответственности, и она, безусловно, должна постоянно находиться под прицелом жесткой и разумной критики.

Надо ли после этого удивляться, что сторонники этой доктрины и на Западе, и на Востоке встали на сторону палестинцев, а фактически — «Хамаса», против Израиля? Израиль — западное, проамериканское и, в их координатах, колониалистское государство. То есть средоточие всех пороков, какие они только знают. Мысль о том, что эту войну можно увидеть совсем иначе и, в том числе, понять, что она — часть нарастающего глобального кризиса, просто не вписывается в их представления о том, как все устроено.

Я читал занятную резолюцию одного феминистского объединения относительно российско-украинской войны. Составительницы самокритично признают, что раньше недооценивали западную, белую и колониалистскую суть России, и постановляют, что украинцев надо теперь приравнять к небелым жертвам европейского колониализма.

Хотя белобрысость, голубоглазость и даже расовая «белость» россиян далеко не так поголовна, как думают эти феминистки, их желание подогнать свои шаблоны под действительность похвально. Но запоздало и явно недостаточно.

Их единомышленницы и единомышленники с хладнокровием, близким к равнодушию, воспринимают и изгнание армян из Карабаха в сентябре 2023-го, и постоянно действующее преследование мусульман в Китае, и резню, происходящую сейчас в нескольких местах Африки. Сочувствие жертвам незападных режимов не укладывается в их понятия.

Копирайта на антинеоколониализм у них нет.

«В ответ на заскорузлые и пагубные проявления колониального прошлого, продолжается устойчивое формирование более справедливого мира… Россия могла бы выступить инициатором и вдохновителем создания, например, универсального форума „Глобального антиколониального единства“. С участием всех без исключения государств-представителей мирового большинства». 

Это раздумья чиновника из Дипломатической академии МИД РФ, выражающие официальную доктрину Москвы. И, между прочим, совпадающие с позицией 120 стран-членов Организации неприсоединения, не говоря о Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая включает державы с населением в 3 млрд с хвостиком. 

Россия больше не одинока 

Общепринятые в западном и незападном мире способы описания действительности сбили человечество с толку. Неотлагаемыми угрозами планете оказались вовсе не изменение климата и не американский колониализм, а четыре одновременно развивающихся имперских проекта — иранский, российский, турецкий и китайский. Международный расклад все больше похож на тот, что был на старте предыдущих мировых войн, когда авантюры нескольких империалистических держав сливались в один глобальный кризис. 

Сегодня Россия, с ее завоевательным походом в Европу, все менее одинока. Ее теснят полудрузья — полусоперники. Турция, уже несколько лет господствующая в северной Сирии, утвердила теперь свою гегемонию и на Южном Кавказе. Иран за последние четыре месяца ввел в бой всех своих прокси — газовский «Хамас» и ливанскую «Хезболлу», воюющих с Израилем, хуситов, перекрывших Красное море, и ополчение «Аль Хашд-аш-Шааби», которое атакует американские базы в Ираке.

Именно Иран за последние пару десятков лет реализовал самый успешный на планете имперский проект после Второй мировой войны. Под прикрытием доктрины об уничтожении Израиля, выдвигаемой в качестве национальной цели, он полностью или частично подчинил целую группу стран и раздвинул свои фактические владения до Средиземного моря. 

Противники теократического режима, которые время от времени бунтуют на улицах иранских городов, напрасно скандируют: «Ни Газа, ни Ливан, жизнь отдам лишь за Иран». Этот режим просто не сможет перейти к мирной политике и удержаться у власти. Экспансия и экспорт исламской революции — единственное оправдание его существования.

А главная империя, китайская, действует с обычной осмотрительностью. Наблюдатели фиксируют непрерывное ужесточение антитайваньской риторики и растущее военное давление на остров. КНР шаг за шагом подступает к исполнению своей национальной идеи.

«Победа обещает невероятные преимущества, поскольку изменит расклад сил в мире. Не сумев защитить Тайвань, Америка потеряет статус непобедимого гаранта демократии не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и во всем мире. Обеспокоенные своей безопасностью страны начнут присягать на верность Пекину». 

Меланхолические рассуждения Би-Би-Си совершенно справедливы. Но какие действия из них вытекают?

Муки совести исключены

Четыре имперские державы и сейчас неплохо сотрудничают, а уж если Китай рискнет пойти в атаку, то остальные окончательно выйдут из берегов. И либо превратят в свои колонии большую часть мира, либо столкнутся со своими неприятелями в мировой войне. Но с кем? С коллективным Западом, который не знает, как справиться даже с хуситами?

В материальном смысле возможные противники агрессивных империй явно сильнее. Но признаков моральной или хотя бы интеллектуальной готовности к борьбе у них не видно. Сама возможность расцвета незападного империализма оказалась полным сюрпризом для большинства.

Не будем вдаваться в причины этой слепоты. Просто отметим ее нелепость. Империализм и колониализм существуют с незапамятных времен и в качестве местного явления процветали на всех континентах. Они никогда не были только «западными» институциями. Еще в XVIII  веке из пяти тогдашних главных мировых империй две были «западными» (Британская и Французская), две «восточными» (Османская и Цинская) и одна промежуточной — Российская.

И если Османская держава в те времена уже понемногу отступала, то китайские владения именно в том столетии выросли минимум вдвое. Цины осуществили тогда гигантскую завоевательную программу, и кто скажет, что колониальный стиль у них был мягче, чем у европейцев в те же самые времена?

Продуктом чисто западного происхождения, и то довольно недавнего, является только антиколониализм. Во всех прочих краях и во все времена империи если и отступали откуда-нибудь, то не потому, что совесть замучила, а исключительно из-за внутренней слабости или под натиском превосходящей силы. После недолгого перерыва и смены главных акторов агрессивные империи вернулись на историческую сцену, и человечеству теперь предстоит с этим уживаться.

***

Фальшивой пародией выглядят ритуальные бичевания имперских и колониалистских замашек Соединенных Штатов, продолжающиеся повсюду, в том числе и в самой Америке. Это примерно так же, как если бы в 1930-е весь праведный гнев мировой общественности падал на британский империализм.

Британия к тому времени уже сворачивала свою империю — ушла из Ирландии, признала суверенитет Канады и Австралии, шаг за шагом ослабляла контроль над Индией. В наступление переходили совсем другие империи — Германия, Италия, Япония и Советский Союз. В тогдашнем мире не было нынешнего мазохизма, но хватало других мифов. В нем недостаточно задумывались, что паранояльные империи надо остановить, и уж тем более не имели понятия, каким способом это сделать. Поэтому кризис и шел по восходящей, пока не стал глобальным и не разрешился мировой войной.

Буквальных повторений не бывает. За последние два года правители неагрессивных стран, столкнувшись с наступлением империй, сделали, видимо, меньше конкретных ошибок, чем их предшественники перед Второй мировой. Но неадекватность общественных понятий о происходящем сегодня не знает себе равных.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку