Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Как защитить эмигрантов?

Происшествие с группой «Би-2» в Таиланде высветило проблему, о которой говорили уже давно, а именно вопрос правовой незащищенности российских эмигрантов. Эта проблема возникла после массовой эмиграции из России из-за войны в Украине в 2022 году и до сих пор остается нерешенной.
Артисты имели второе гражданство — им повезло. Другим эмигрантам может не повезти так Bi-2 / Telegram

Большинство эмигрантов, покинувших Россию по политическим соображениям, проживают в странах, в которых защита прав человека, скажем так, не является приоритетом. Это страны Азии, Латинской Америки, СНГ. Даже в некоторых государствах Восточной Европы и Прибалтики известны случаи нарушения прав законно проживающих там россиян.

Ситуация с «Би-2» стала показательной.

Теперь известно, что российской властью принят курс на создание всяческих проблем и трудностей для уехавших из России граждан, выступающих против политики Владимира Путина. Российские дипломаты вместо защиты прав сограждан теперь должны мешать им нормально жить, препятствовать зарабатыванию ими денег, а в идеале тем или иным способом добиваться их возвращения на родину, где «возвращенцам», судя по всему, предстоит произнести покаянные речи, признать во всем правоту российского правительства и, возможно, затем отсидеть срок как «врагам», «предателям» и прочее.

Ясно, что именно в таких странах, где общественные институты не слишком эффективны, российская дипломатия, напротив, может с большей результативностью действовать, опираясь на неформальные связи с коррумпированными и непрозрачными местными элитами.

Не будем забывать, что случай «Би-2» стал успешным только потому, что некоторые члены группы имели двойное гражданство: у кого-то израильское, у кого-то австралийское, у кого-то была американская грин-карта. Это позволило подключить другие государства и устроить серьезное международное давление на власти Таиланда, которые решили не осложнять ситуацию и депортировали музыкантов в Израиль, а не в Россию, как того добивались российские власти.

Легко представить на месте группы «Би-2» менее известных и статусных российских эмигрантов, у которых только российское гражданство. Тут, к сожалению, ни Израиль, ни Австралия, ни США не подключатся, нет никаких формальных зацепок. Не все россияне смогут в такой ситуации обеспечить себя и квалифицированными юристами или поднять бучу в местных СМИ.

Это все приводит к мысли, что российской эмиграции требуется собственная правозащитная служба. Существует множество правозащитных организаций, действующих сейчас в эмиграции, многие были в свое время выдавлены из России. Они делают, что могут, но их ресурсы и возможности относительно невелики. Требуется поднять такую работу на новый качественный уровень.

Это можно было бы сделать, организовав некого рода зонтичную структуру, возглавить которую могли бы одна или несколько публичных фигур, уважаемых в эмигрантской среде, желательно с профильным юридическим образованием и имеющих правозащитный опыт.

Эта структура могла бы стать, во-первых, некой справочной службой, куда стекались бы все данные о тех или иных сложных случаях нарушения прав российских эмигрантов. Во-вторых, можно было бы также оперативно, опираясь на сеть региональных правозащитных организаций, предоставлять пострадавшим качественную юридическую помощь, нанимая местных юристов и других необходимых специалистов, а также оказывать срочную материальную поддержку, например, в случаях, требующих немедленной эвакуации в безопасную страну и т. п.

Опираясь на ту же правозащитную сеть, можно было бы путем взаимодействия со СМИ координировать деятельность по формированию нужного общественного мнения и оказанию тем самым давления на местные власти.

Разумеется, такая работа может и должна быть поднята и на международный уровень. Соответствующая регистрация и аккредитация при правозащитных механизмах ООН, ЕС, западных стран (как минимум) придала бы эмигрантской правозащите серьезный международно-правовой статус.

Ну и, конечно, такая организация могла бы регулярно предоставлять доклады о состоянии дел как в эмиграции, так и в России в области прав человека, что было бы полезно многим странам и международным организациям для более полного представления всей картины.

Функционировать данная структура должна была бы — в первую очередь — за счет регулярных взносов заинтересованных россиян. Это дало бы определенную финансовую, а значит, и политическую независимость, и продемонстрировало бы международному сообществу умение россиян самоорганизовываться и их стремление решать свои проблемы самостоятельно, не уповая постоянно на кого-то со стороны.

Тем самым потенциал существующих российских правозащитных организаций мог бы серьезно возрасти, а за счет возникшей синергии эффективность их работы заметно выросла бы. Безусловно, такая правозащитная деятельность была бы частью того самого политического представительства российской эмиграции, о котором так долго говорят многие, но которое остается пока сугубо умозрительным концептом.

Судя по всему, надо ожидать повторения таких случаев, как история с «Би-2», только теперь они могут быть менее успешными для тех россиян, кто окажется их жертвами. Нельзя исключать, что, стараясь выслужиться, сотрудники диппредставительств России начнут охоту на менее известных лиц, например политических активистов — тех, кто под рукой и за кого вряд ли вступятся «большие люди». Так что, как поется в одной незаслуженно позабытой песне, «никто не даст нам избавленья — ни бог, ни царь и ни герой», и даже Израиль, к сожалению, придет на помощь далеко не всегда.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку