Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Навального, возможно, отравили. Но это не остановит его команду

Если главный критик Кремля не выздоровеет, российская оппозиция потеряет своего самого узнаваемого лидера

Соратники оппозиционного политика Алексея Навального Любовь Соболь и Иван Жданов (вторая и третий справа) во время митинга за честные выборы в Москве летом прошлого года. Сергей Ильницкий / EPA / ТАСС

В то время как самый известный российский оппозиционный политик лежит в коме в берлинской клинике после предполагаемого отравления, на родине на него продолжается давление.

В среду бизнесмен Евгений Пригожин, которого Алексей Навальный обычно называет «поваром Путина», выкупил 88 миллионов рублей совместного долга Навального, Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) и его юриста Любови Соболь. Эти деньги они обязаны выплатить по решению суда в пользу кейтеринговой компании, предположительно связанной с Пригожиным, из-за видео-расследования поставки некачественных школьных обедов. Однако теперь им придется заплатить непосредственно Пригожину.

«Я намерен раздеть и разуть участников этой группы недобросовестных людей», — сказал Пригожин в заявлении для прессы.

Позднее в среду московский суд повысил сумму взыскания с Навального на более чем 3,3 миллиона рублей в отдельном иске о защите чести и достоинства по расследованию о другой компании.

«Я не помню года, когда власти не оказывали бы давления на Фонд борьбы с коррупцией», — сказала в среду в интервью The Moscow Times Соболь, юрист группы с момента ее основания в 2011 году.

Она считает эти события рабочей рутиной.

«Путин чувствует свою безнаказанность, поэтому он считает, что может и дальше это делать, — добавила она, указав на президента России как на ключевую фигуру всех действий, предпринятых против Навального. — Он явно боится Фонда борьбы с коррупцией и Алексея Навального как своего главного противника».

На протяжении многих лет Навальный и ФБК публиковали видео-расследования различных фигур, от бывшего премьер-министра Дмитрия Медведева до олигархов, вроде Олега Дерипаски. В расследованиях разоблачалось то, что выглядит как очевидная коррупция, которая, по их мнению, является главной чертой правления Владимира Путина. Навальный и его союзники также баллотировались на различные выборные посты и периодически собирают людей для участия в уличных протестах.

В дополнение к антикоррупционной деятельности ФБК развернуло политическое движение и с прошлого года поставило своей основной целью избирательную стратегию, которую Навальный назвал «умное голосование». План рекомендует избирателям отдавать свои голоса за тех кандидатов, которые имеют наибольшие шансы сместить представителей правящей партии «Единая Россия» на выборах на всех уровнях по всей стране.

По всем этим причинам на спине Навального нарисовалась мишень. В 2017 году прокремлевские активисты облили ему лицо зеленкой, от которой он частично ослеп на один глаз. В 2019 году во время очередного пребывания за решеткой у него возникла острая аллергическая реакция, которую его личный врач назвал результатом отравления.

Давление также оказывается на ФБК, офис которого подвергается регулярным обыскам. В прошлом году один из ключевых сотрудников Фонда был похищен и, как сообщается, принудительно отправлен на военную службу в Арктике. Пострадали и близкие родственники Навального. Его брат провел 3,5 года в лагере по обвинению в мошенничестве, и обвинение, по мнению сторонников Навального, было политически мотивированным.

Давление усилилось до высшей степени в прошлый четверг, когда Навальный получил в Сибири настолько серьезное отравление, что в конце концов его эвакуировали в Берлин. Его немецкие врачи заявили, что нашли доказательства, указывающие на то, что Навальный был отравлен, и были обеспокоены возможным долгосрочным повреждением его нервной системы.

На этой неделе Кремль заявил, что, по его мнению, немецкие врачи поспешили с выводами, и что он не видит необходимости в расследовании предполагаемого отравления. Однако в четверг полиция начала предварительное расследование.

«Внесистемная оппозиция тут оказывается первой и самой легкой мишенью. Внесистемная политика становится буквально опасной для жизни, не оставляя оппонентам Путина особого выбора, кроме эмиграции», — написала Татьяна Становая, основательница аналитического проекта R.Politik.

Однако в интервью на этой неделе союзники Навального заявили, что они более чем когда-либо полны решимости продолжать свою работу.

«Конечно, это новый уровень давления, и, конечно, мы должны что-то придумать, — сказал Иван Жданов, директор ФБК. — Но значит ли это, что мы прекратим наши расследования? Конечно нет. Умное голосование также продолжится. Эти проекты могут временно продолжаться и без Алексея».

Следующим в центре внимания команды будут региональные выборы 13 сентября, когда она будет внедрять свою стратегию «умного голосования». Выборы, в первую очередь, и стали причиной того, что Навальный поехал в города Сибири, совершив поездку по региону, чтобы продвигать кандидатов, которых его группа выбрала для поддержки.

«Роль Навального по большей части заключалась в повышении осведомленности, поскольку он является основным медиаресурсом, — сказал Жданов, имея в виду миллионы подписчиков, которые следят за Навальным в его социальных сетях. — Без него будет труднее, но мы продолжим работать так, как сможем».

Со своей стороны, Соболь считает, что наиболее заметные соратники Навального, которыми она считает себя, Жданова и Леонида Волкова, и которые координируют региональные штабы, настроены на продолжение политического движения независимо от состояния здоровья Навального.

«За последние годы он провел в тюрьме в общей сложности более года, и Фонд борьбы с коррупцией всегда продолжал свою работу, — сказала она. — У нас есть много опытных людей, которые понимают, как бороться за демократизацию России».

Однако, по мнению руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, пусть политики, подобные Соболю и Жданову, и собирали людей на улицы, как это было летом прошлого года во время протестов против несправедливых выборов в Москве, они легковесы по сравнению с Навальным.

«Навальный — средний вес на пути к тому, чтобы стать политиком-тяжеловесом, — сказал Калачев, продолжая аналогию с боксом. — Любой другой оппозиционный политик в России — легковес».

Соболь, однако, считает, что продолжающиеся протестные движения на Дальнем Востоке по поводу ареста популярного губернатора Хабаровского края и в соседней Беларуси из-за переизбрания президента Александра Лукашенко, которое многие считали сфальсифицированным, указывают на то, что призывы к переменам возникают и без лидеров оппозиции.

«Люди выступают сами за себя, а не потому, что им велел лидер, — сказал Соболь. — Я думаю, что дальнейшие протесты в России также будут происходить таким образом. Не потому, что кто-то сказал "Пошли!", а потому что люди вынуждены делать это, зная, что они больше не могут жить так, как сегодня».

Что касается рисков, которым могут подвергнуться союзники Навального, Соболь указала на свой аналогичный опыт. В 2016 году ее муж получил укол психотропного вещества в бедро, в результате чего у него возникли конвульсии, и он потерял сознание.

Расследование «Новой газеты» позже пришло к выводу, что заказчиком нападения был Пригожин, который, по утверждениям, которые он отрицает, связан с предполагаемым вмешательством в выборы президента США и войнами в Украине и в Сирии. Соболь указал на него и Федеральную службу безопасности (ФСБ) как на два учреждения, которые могли отравить Навального. Она сказала, что для этого им нужно было получить одобрение Путина.

«Все, о чем я сейчас думаю, это о том, чтобы работать более эффективно, — продолжила Соболь. — Я хочу убедиться, что все эти жертвы не напрасны».

читать еще