Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Рукотворный военно-экономический кризис

Какие последствия будут иметь введённые против России санкции
Евросоюз закрывает свое воздушное пространство для России. Михаил Метцель / ТАСС

Немного хронологии. 22 февраля 2022 г. Россия признала независимость ДНР и ЛНР и получила первый пакет санкций, довольно мягкий с точки зрения экономических последствий. Кроме большинства депутатов Госдумы и ряда физических лиц, попавших под персональные санкции, под ограничениями оказались несколько небольших банков, новые выпуски госдолга и вторичное обращение гособлигаций.

24 февраля 2022 г. президент Путин объявил о начале «специальной военной операции» по «демилитаризации» и «денацификации» Украины. Одновременно вооруженные силы РФ, ДНР и ЛНР пошли в наступление почти по всей границе Украины с Россией и Белоруссией. В этот же день был согласован и объявлен второй пакет санкций против России. Здесь последствия более серьёзные, но ещё не критичные. Под ограничения разной жесткости попали крупнейшие российские банки, включая «Сбер» (помягче), ВТБ (пожёстче), «Открытие», «Совкомбанк»… Также введены ограничения на экспорт в Россию отдельных технологий (в сфере электроники, нефтяной, авиационной и космической отрасли). Под угрозой обслуживание и полёты самолётов Airbus. Персональные санкции на Путина и других высших должностных лиц не имеют особого значения, хотя звучат громко.

На третий день военных действий, 26.02.2022, Европейский союз, США, Великобритания и Канада договорились ввести разрушительные для финансовой системы России санкции. Возможная блокировка активов Банка России и отключение от SWIFT ряда банков — это ещё не полное эмбарго на торговые отношения, но близко к тому, что произошло с Ираном и Северной Кореей.

Президент США Джо Байден назвал эти санкции «альтернативой Третьей мировой войне».

Парадокс в том, что для глобального финансового рынка подобные санкции сравнимы с применением «ядерного оружия». Потому что в ответ Россия, скорее всего, ограничит потоки капитала, заморозит выплаты по внешним долгам, а в перспективе может национализировать активы резидентов из недружественных стран (от ценных бумаг до иностранных предприятий). Но в моменте финансовая система России может пережить мощный шок, а курс рубля в отсутствие достаточных валютных интервенций — существенно упасть.

Последствия санкций

Угрожать России блокировкой активов Центробанка можно потому, что часть из них размещена в валютах других стран и на их территории. На 30 июня 2021 г. из $585 млрд резервов Банка России 44% находилось на территории США, Великобритании, Европы и Канады и 58% — в валютах этих стран.

Если другие страны-держатели активов Банка России не предоставят возможность расчётов в долларах США и евро, в распоряжении регулятора останутся резервы только в виде золота (около 22% или $150 млрд) и наличной валюты (11% или $70 млрд) — она записана за «прочими странами». Учитывая, что на текущий момент суммарные резервы составляют $643 млрд, это лишь треть от них.

Что касается остальных стран, то Япония (держатель 10 % резервов Центробанка) уже заявила о поддержке отключения от SWIFT. Под вопросом остаётся только Китай с 14 % резервов — пока неизвестно, какую позицию он займёт. Вряд ли он поддержит военную операцию, но может помочь с валютными расчётами и использованием резервов, если западные страны не введут вторичные санкции на тех, кто помогает России.

Пока страны Запада стараются действовать не в ущерб себе.

Даже отключение от SWIFT не должно коснуться расчётов за нефть и газ, чтобы не вызвать скачка цен и дефицита российского сырья на мировом рынке. Эффективность санкций против России и ущерб их собственным экономикам будет зависеть среди прочего от позиции Китая.

Ограничение доступа к резервам плохо тем, что означает ограничение возможности влияния Центробанка на внутренний финансовый рынок. При доступных резервах $300-600 млрд Банк России в состоянии удержать любой курс от 80 до 100 руб. за USD, чтобы не допустить мощного всплеска инфляции, как в прошлые кризисы. Другой вопрос — сможет ли и сколько он готов будет потратить резервов.

Российский фондовый рынок 24 февраля испытал самое мощное падение за всю свою историю. Индекс Московской биржи, рассчитываемый в рублях, падал в течение дня с 3085 до минимума с 2015 года в 1682 пункта, −45 %. Потом он несколько восстановился, и закрытие дня прошло на отметке 2058, -33 % за день. В пятницу 25 февраля, когда стали известны подробности второй волны санкций, рынок вырос на 20 % до 2470 пунктов. На следующей неделе возможны аналогичные скачки. В худшем случае в Иране тоже существует фондовый рынок, и, кстати, на данный момент он оценивается дороже российского.

Каких санкций ещё ждать

Введение дальнейших ограничений будет зависеть от длительности и интенсивности военной операции. В лучшем случае, если она закончится быстро и без значительных жертв среди мирного населения, новых жёстких санкций не последует, хотя уже введённые ограничения принесут серьёзный урон российской экономике и благосостоянию российских граждан. Уже рухнул фондовый рынок, выросли курсы иностранных валют к рублю и процентные ставки. Дольше сохранится высокая инфляция — ещё вырастут цены на многие импортные товары, как за счёт временного повышенного спроса, так и возможного уменьшения поставок (об этом уже объявил ряд производителей). Россия лишится многих спортивных и культурных мероприятий — организации их на своей территории или даже участия в них. Путешествия в европейские страны в принципе могут быть закрыты. Многие иностранные компании самостоятельно ограничат любые контакты с Россией. Это ещё не изоляция, но почти полный игнор.

В худшем случае, когда несколько недель или месяцев российские войска бомбят и штурмуют украинские города, даже не важно, с каким успехом, западные страны могут ввести самые жёсткие санкции — финансовые и торговые — по иранскому сценарию: полное отключение от SWIFT, запрет на расчёты в долларах США, евро и других валютах, блокировка всех валютных резервов, ограничения на поставки многих товаров и оказание услуг, вплоть до отказа от приобретения российской нефти и газа. Это будет попытка полной изоляции. России придётся ограничить конвертируемость рубля, потоки капитала, начать строить суверенную финансовую систему или новую мировую систему в партнёрстве с Китаем (но нужно ли ему это?).

С 2011 года из России ежегодно утекает в среднем по $100 млрд в год — это внешние доходы, которые инвестируются в иностранные активы или погашение обязательств. При закрытом счёте капитала эти средства могут заместить потери от экспорта, увеличить импорт или пойти на выкуп у иностранцев российских активов по бросовым ценам.

Надолго ли введены санкции?

Пока не сменится руководство России и/или её внешняя политика, ждать отмены санкций не стоит. Сценарий, который предполагало российское руководство, похоже, провалился: быстро захватить и сменить власть в Киеве, заставить украинцев «с уважением» относиться к России и проголосовать за признание Крыма и Донбасса. 

Дальше — либо очень много жертв, либо переговоры, отвод войск и плохой мир.

Что делать с личными финансами?

2022-й войдёт в ряд кризисных лет как 1998-й, 2008-й или 2014-й. Нынешний кризис будет уникален тем, что он не будет сопровождаться обвалом цен на нефть, но выход из кризиса может затянуться. Неопределённость взаимоотношений со всем миром не компенсирует высокая дивидендная доходность.

Но суетиться не стоит. Не пытаться снять всё средства из банков: рублёвые расчёты не остановятся, а наличная инвалюта скорее всего закончилась в банках. Не бежать покупать ненужную технику или недвижимость. Не выводить деньги из банков под санкциями: достаточно завести дополнительный счёт в другом банке. Не продавать подешевевшие акции и облигации, разве что для ребалансировки портфеля, поскольку после случившегося обвала можно будет искать возможности для их покупки. Подумать о рисках доступа к иностранным активам через российских брокеров или к российским активам через иностранных брокеров. Для долгосрочных инвестиций особых рисков нет.

Этот обзор я старался сделать эмоционально неокрашенным, но в конце не удержусь: мне стыдно за то, что случилось, и ещё долго будет некомфортно смотреть в глаза всему миру, который справедливо видит в России агрессора с имперскими замашками. Мы изменили ход своей истории, внезапно напав на всю Украину под предлогом безопасности небольшой её части и гипотетических рисков своей безопасности. Этому нет оправдания. С невыразимым сожалением и извинениями жертвам этого безрассудного поступка — украинскому народу и близким погибших солдат. Нет войне!

Чем громче мы выскажемся против войны, тем больше шансов её остановить. Пусть этот кризис заставит нас думать и действовать иначе — Россия должна «нравиться» соседям не оружием в руках или амбициями его лидера, а успехами в своём экономическом развитии.

Колонка впервые была опубликована на сайте интернет-журнала "Звезда"

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще