Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Загадка рубля»: почему рубль дорожает и сможет ли ЦБ удержать курс

Рубль продолжает дорожать на Московской бирже седьмой день подряд, отыгрывая потери первых недель войны. Владислав Иноземцев считает, что главную роль в этом сыграла политика Банка России.
Игорь Иванко / Агентство «Москва»

В последние дни самым «загадочным» явлением в российской экономике является укрепление рубля, которое с 18 марта уже составило почти 20%. Особенно активным оно стало после объявления Путиным требования к европейским контрагентам оплачивать российский газ в рублях, дополненного угрозой «отключить газ» в случае отсутствия оплаты. Сегодняшние события сильно диссонируют с недавними словами Джо Байдена о том, что рубль уже обесценился до 200 рублей за доллар. Насколько устойчивым является этот тренд и может ли рубль восстановить свои докризисные позиции несмотря на все те санкции, которые были введены против России после 24 февраля?

На мой взгляд, главной причиной стабилизации курса является всё же позиция Банка России. Своими действиями в первые дни кризиса, в частности, разрешением не проводить переоценку активов банков, он предотвратил панику на рынке, а ограничения на трансграничные переводы и вывоз валюты приостановили отток капитала. Добавив в этому совместное решение Банка России и Минфина о 80%-ной продаже валютной выручки на бирже, российским властям удалось создать своего рода «экспериментальный» рынок, с которого убрана значительная часть спроса и предельно насыщено предложение.

Стабилизация курса стала естественной реакцией на подобное положение вещей. Более того; я не исключаю, что ситуация может стабилизироваться на относительно долгий срок — по крайней мере, до тех пор, пока сохраняется этот «чрезвычайный» порядок регулирования рынка (это косвенно подтверждается и снижением курсов стейблкойнов Общее название криптовалют, обменный курс которых стараются стабилизировать, например, привязывая котировки к обычным валютам или биржевым товарам (золото, нефть). к рублю, который еще две недели назад на 20-40% превышал официальный курс).

Может показаться удивительным, что арест половины резервов Банка России и запрет на операции с российским золотым запасом так незначительно воздействовали на курс рубля, но на мой взгляд, это не так уж и странно. Огромные резервы ЦБ, составлявшие накануне кризиса более 80% его активов, на самом деле были иммобилизованы и, как сейчас становится ясно, не служили настолько эффективным средством сдерживания давления на рубль, как это многие предполагали.

Существует сценарий перехода к более проактивной финансовой политике посредством наращивания государственного долга, возможности для которой открыты именно в условиях нынешнего «экспериментального» установления курса. Мне и сейчас кажется, что правительству следовало бы пойти на такие меры для поддержания уровня жизни населения.

Сегодня, между тем, остаются нерешёнными две проблемы. С одной стороны, продолжается рост цен – и снижение курса доллара на валютной бирже сейчас работает на повышение маржи импортёров и на создание искусственно завышенных долларовых цен товаров на внутреннем российском рынке. С другой стороны, требование оплаты газа в рублях всё же оставляет значительное поле для неопределённости, так как европейцы могут отказаться от его выполнения и тогда Москве придётся ограничить поставки, что не послужит дальнейшему успокоению рынков. В общем, неопределённость сохраняется, но первые шаги Банка России заслуживают высокой оценки.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку