Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Они хотят еще больше войны». Почему силовики дистанцируются от Путина

Президент Путин и его службы безопасности больше не выступают единым фронтом.
Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев (слева) и президент России Владимир Путин Михаил Метцель / ТАСС

Российская армия глубоко недовольна новой и урезанной стратегией, которую Путин приказал им принять в Украине, отказавшись от большой цели захвата Киева ради гораздо более скромной цели вторжения в Донбасс на востоке страны.

Они винят другие ведомства, в первую очередь управление внешней разведки ФСБ, в том, что они дезинформировали президента об истинных условиях внутри Украины, а это в итоге и привело к провалу. Другие управления ФСБ, похоже, согласны с выводами военных.

Война в Украине резко разделила российское общество. Мы, журналисты, ожидали, что после начала вторжения 24 февраля многие наши связи в российских вооруженных силах и спецслужбах будут потеряны. Ведь одно дело — жаловаться журналисту на коррупцию в своем ведомстве, и совсем другое — говорить о войне с теми, кто занял публичную антивоенную позицию. И действительно, в первый месяц войны некоторые источники отказывались отвечать на наши звонки и сообщения.

Но сейчас ситуация резко изменилась. На прошлой неделе мы стали получать все больше и больше звонков и сообщений от наших контактов в армии и в ФСБ, комментирующих наши сообщения о Сергее Беседе, одном из руководителей Пятой службы ФСБ, которая собирает политическую разведку по Украине и культивирует прокремлевскую оппозицию в Киеве. Генерала отправили в печально известную Лефортовскую тюрьму в Москве, имевшую ужасную репутацию со времен сталинских чисток: в подвале здания было убито бесчисленное количество людей.

Кремль предпринял отчаянные попытки скрыть подробности ареста Беседы, вплоть до изменения имени генерала в тюремных записях. (Следственный комитет, главный следственный орган России, дошел до того, что отрицал факт уголовного преследования Беседы.)

«Отличная работа!» — прокомментировали эту новость наши контакты в российском спецназе. «Все верно!» — сказал наш контакт в Службе экономической безопасности ФСБ. Видео о бедственном положении Беседы набрали миллионы просмотров в российском YouTube и широко обсуждались в прокремлевских телеграм-каналах. Ходили слухи, что компромат на Беседу был предоставлен конкурирующим агентством, СВР, Службой внешней разведки.

Значит ли это, что военные или ФСБ пришли к выводу, что война с ее огромными жертвами и некомпетентным руководством была ошибкой? Короткий ответ — нет, все ровно наоборот.

Российские военные считают, что именно ограничение первоначальных целей войны является серьезной ошибкой. Они утверждают, что с Украиной воюет не Россия, а НАТО. Таким образом, старшие офицеры пришли к выводу, что западный альянс сражается изо всех сил (за счет поставок все более современного оружия), в то время как их собственные силы действуют в условиях мирного времени, не нанося авиаудары по некоторым ключевым областям украинской инфраструктуры. Короче говоря, сейчас военные требуют тотальной войны, включая мобилизацию.

Разочарование становится настолько сильным, что выливается в общественное пространство. Известный ветеран спецназа Росгвардии Александр Арутюнов (он же блогер Разведос) обратился к Путину с видеообращением: «Уважаемый Владимир Владимирович, решите, мы воюем или мастурбируем?»

Он требовал либо масштабной эскалации с выборочными авиаударами по украинской инфраструктуре, либо прекращения войны. Видео стало вирусным, особенно в провоенных группах во «ВКонтакте» и в телеграм-каналах, связанных с российской армией.

Телеграм-канал «Истребитель-бомбардировщик», связанный с ВВС России, 12 апреля опубликовал комментарий о поставках вооружений НАТО в Украину: «Естественно, мы будем дополнительно наращивать подразделения ПВО на границе с Украиной, чтобы прикрыть нашу территорию от баллистических ракетных ударов, но ясно, что у стран НАТО гораздо больше оружия, чем у России».

Автор выразил оптимизм в отношении того, что российские ВВС смогут остановить поток западных поставок, но предупредил, что дальнейшие победы Украины «почти наверняка приведут к применению ядерного оружия» против целей в Украине.

А затем, 22 апреля, генерал российской армии Рустам Миннекаев объявил о втором этапе «спецоперации», целью которой будет установление полного контроля над Донбассом и югом Украины.

«Это обеспечит сухопутный коридор в Крым, а также повлияет на жизненно важные объекты украинской экономики», — сказал Миннекаев. «Контроль над югом Украины — это еще один выход в Приднестровье [отколовшийся от России регион Молдовы], где также есть факты притеснения русскоязычного населения».

Это было странно. Миннекаев — заместитель командующего Центральным военным округом, и он выступил именно на ежегодном собрании Союза оборонщиков. Наиболее правдоподобным объяснением было то, что, недавно присутствовавший на заседаниях Генштаба, он был чрезмерно взволнован услышанным, а затем сообщил эту новость на первом же публичном собрании. Тем не менее это признак того, что российская армия хочет больше войны, а не меньше.

Чего нет во всех этих дискуссиях внутривоенных, государственных или частных, так это какой-либо критики в адрес Сергея Шойгу, министра обороны и публичного лица войны. Каким-то образом Шойгу удалось сохранить уважение военных и перенаправить весь гнев в сторону от них.

В частном порядке армия и даже спецслужбы обвиняли не только Пятую службу ФСБ в дезинформировании президента, но и самого президента в неверном призыве изменить военную стратегию.

В 2014 году, когда российская армия стремительно оккупировала Крым, военные и спецслужбы были на одной волне с Путиным — они полностью поддержали его решение об аннексии Крыма и с энтузиазмом отнеслись к тому, как это было сделано. В 2022 году все очень сильно отличается.

Имеет ли это значение? Да. Это значит, что силовики впервые дистанцируются от президента. А это, в свою очередь, открывает много разных возможностей. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще