Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Как и в каких случаях Россия может применить ядерное оружие

Угроза ядерного удара по Украине продолжает обсуждаться в СМИ и социальных сетях. Есть причины относиться к этой угрозе одновременно и скептически, и настороженно.
Сергей Мальгавко / ТАСС

Прежде чем назвать эти причины, нужно сделать оговорку. В то время, когда в Украине идут боевые действия, которые 24 февраля начала Россия вместе с самопровозглашенными республиками ДНР и ЛНР, спекуляции о вероятной эскалации вооруженного конфликта к войне с применением ядерного оружия представляются контрпродуктивными и безответственными.

Во-первых, в условиях вооруженного противостояния угрозы ядерной эскалации, кто бы их публично ни озвучивал — официальное лицо, служащий госСМИ, или эксперт — играют на руку нападающей стороне, сдерживая более активные действия защищающейся стороны и ее партнеров.

Нельзя исключать, что разговоры о ядерной угрозе могут демотивировать кого-то на обороняющейся стороне.

Во-вторых, рассуждения о том, что Россия-де готова на ядерный удар, остаются оторванными от реальности в силу того, что в открытом доступе нет достаточной и подтвержденной информации о том, чего и как Россия вообще добивается в Украине и, шире, в соперничестве с Западом.

С российской стороны прозвучало много оправданий вторжения на территорию Украины. С этим списком причин теряется понимание, какая же из них, а может, и какая-то еще неназванная, на самом деле побудила Россию пуститься в эту военную кампанию.

Стремительно уменьшилось и понимание того, как устроены процессы принятия решений в России. Достаточно ли воли одного верховного главнокомандующего, чтобы страна нанесла ядерный удар, или это все еще коллегиальное решение? Может ли кто-то, кроме самого президента, сказать решительное «нет» ядерному варианту и снять этот вопрос с повестки?

Помня о противоречивых высказываниях представителей власти, не соответствовавших или частично соответствовавших действительности, как понять, правдивы или нет очередные угрозы или, наоборот, заверения о том, что Россия не намерена наносить ядерные удары? Опираясь на общедоступную информацию, нельзя дать определенный ответ ни на один из этих вопросов.

Избегая оторванных от реальности суждений, играющих на руку той или иной стороне, этот текст о том, почему ядерная угроза воспринимается одновременно скептически и настороженно.

Россия продолжает называть боевые действия в Украине специальной военной операцией. Помимо того, что этот статус не подразумевает всеобщую мобилизацию, он сигнализирует о том, что, с точки зрения России, юридических оснований для применения ядерного оружия нет. Оставаясь спецоперацией, это вооруженное противостояние является для России локальным конфликтом с ограниченными целями и умеренными рисками.

Ни президент Владимир Путин, ни его министры не говорили о присоединении к России территорий так называемых ДНР и ЛНР и временно занятых земель Украины. Соответственно, отражая контратаки украинских сил, воинские части России и ДНР с ЛНР будут защищать не российскую территорию.

Можно возразить на это, что секретарь генсовета «Единой России» недавно заявил в Херсоне, что «Россия здесь навсегда», а на занятых землях Украины вводится в обращение российская валюта. Нельзя исключать и того, что Владимир Путин может передумать и присоединить к России занятые территории, а также ДНР с ЛНР. Тогда попытки Украины отвоевать их, как и Крым, дадут России формальный повод прибегнуть к ядерному оружию для собственной защиты. Но пока это возражение основано на заявлениях и эпизодах, никак не оформленных ни политически, ни юридически. 

Вероятность ядерных ударов России по государствам-членам НАТО, исходя из текущей ситуации, еще ниже, несмотря на муссирование этой темы в российских средствах массовой информации. В начале вооруженного конфликта Владимир Путин угрожал невиданными последствиями попыткам вмешаться извне. Это предупреждение возымело действие, укрепив позиции на Западе тех, кто был против военного участия в противостоянии России и Украины. Вместе с тем, страны, входящие и не входящие в Альянс, нашли способы оказать значительную военно-экономическую помощь Украине без того, чтобы их регулярные части появились в этой стране.

С одной стороны, российская сторона должна быть удовлетворена — ведь в Украине не появились войска НАТО. С другой стороны, перспективы военной кампании России стали еще более туманными из-за сохранения и относительного укрепления военного потенциала Украины благодаря иностранной помощи. Какую еще роль, кроме сдерживания прямого военного вмешательства НАТО в вооруженный конфликт в Украине, может сыграть ядерное оружие России, непонятно.

Ясно, что, покуда оно играет сдерживающую роль, западные страны будут сохранять осторожность, чтобы не спровоцировать ядерную эскалацию. Если же Россия, как безответственно призывают некоторые лица в российских СМИ, сама нанесет ядерный удар по какой-либо стране НАТО, ядерное оружие превратиться из инструмента сдерживания в средство ведения войны. Не говоря уже о том, что статус спецоперации в Украине не дает оснований для агрессии против третьих стран, тем более с ядерным оружием.

Такая агрессия станет чертой, после которой западным государствам ничто не помешает прямо вступить в конфликт на стороне Украины. Это создаст угрозу ядерной катастрофы для всего мира и поставит под вопрос будущее России и политическую конфигурацию власти, которую так долго строил Путин.

Неясным является ответ на вопрос, а станет ли для западных стран такой красной чертой, если Россия применит ядерное оружие в Украине. В США есть распространенное мнение, что в этом случае на администрацию Белого дома будет оказано громадное давление с тем, чтобы вступить в вооруженный конфликт на стороне Украины.

Но как в итоге отреагируют США и их союзники на такое событие, помимо усиления санкционного давления на Россию и ее дальнейшую изоляцию, предугадать трудно.

Зачем России использовать ядерное оружие в рамках специальной военной операции в Украине? С военной точки зрения, с большими натяжками, есть, как минимум, два сценария.

Первый — для взятия городов и принуждения Киева к подписанию мира на условиях России (по примеру событий более чем полувековой давности в японских Хиросиме и Нагасаки, атакованных США). Второй сценарий — это отражение массированных контратак украинскими силами, если сил общего назначения России, ДНР и ЛНР будет недостаточно, чтобы их сдержать. То есть либо контрценностный удар в первом случае, либо контрсиловой — во втором.

В пользу первого сценария говорят примеры полностью уничтоженных украинских городов. Если это не разрозненные примеры, за которые отвечали командиры на поле боя, а свидетельство того, что российская сторона терпимо относится к таким разрушениям и сопутствующим жертвам среди мирного населения в этой военной кампании, то вопрос об использовании более мощного оружия и снижении жертв среди военнослужащих России, ДНР и ЛНР выглядит не совсем нереальным.

Второй сценарий представляется совсем оторванным от ситуации на земле. В последнее время, когда стороны строили такие ядерные планы, речь шла о гипотетической войне массовых армий НАТО и стран Организации варшавского договора. То, что происходит в Украине и отдаленно не напоминает условия тех планов — ни по масштабам, ни по форме, ни по содержанию.

Против обоих сценариев говорит и тот факт, кто российская сторона продолжает отрицать ракетные и бомбовые удары по гражданским, сваливая ответственность на украинских военных. Российские военные не признаются в использовании оружия, подпадающего под международные запреты, например, кластерных бомб. Политика отрицания позволяет России пытаться нормализовать или хотя бы улучшить отношения со странами мира после того, как прекратятся боевые действия в Украине.

Если же Россия использует ядерное оружие в Украине, откреститься от этого или свалить ответственность на украинских военных не получится. Соответственно, даже те чахлые ростки надежды, которые есть в России о будущем улучшении отношений с Западом, будут уничтожены полностью.

Подытоживая, в нынешних условиях использование Россией ядерного оружия против Украины и, тем более, государств, входящих в Североатлантический альянс, не имеет военно-политических оснований.

В случае неблагоприятного для России развития событий, включая вероятный перенос боевых действий на территории, которые эта страна считает своими, например, Крым, а также полной политико-экономической изоляции России, у Москвы появятся уже более серьезные аргументы в пользу, как минимум, ядерного шантажа.

Спекулируя на основании высказываний Путина про ядерное оружие в контексте текущих событий, можно предположить, что власти России рассчитывают избежать наихудших для себя сценариев, прикрываясь «ядерным щитом». Но этот щит будет более-менее эффективно работать только до тех пор, пока Россия не применит ядерное оружие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще