Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

«Государство боится феминизма и секспросвета». Почему художница из Комсомольска-на-Амуре стала объектом репрессий

В июне прокуратура запросила для художницы Юлии Цветковой (Минюст считает ее иноагентом) три года и два месяца колонии по делу о распространении порнографии. Такое обвинение ей предъявили из-за рисунков вульв, которые она публиковала в паблике во «ВКонтакте».
Юлия Цветкова / vk.com

Если бы мне пришлось составить список методов, к которым прибегает государство, чтобы сделать жизнь гражданских активистов невыносимой, то список был бы длинным. А в нём были бы такие грязные методы как бесконечные переносы судебных заседаний, затягивание следственных действий, экспертиз и проверок, поощрение праворадикальных «борцов за нравственность», чтобы они преследовали активисток и активистов, звонили им, угрожали, пугали, а полиция бы разводила руками, потому что, якобы, не видит никакого преступления в деятельности псевдоправославных (а по сути криминальных) деятелей.

Все эти методы также очень хорошо показывают, что власти мало усложнить, а то и парализовать деятельность гражданского сообщества в России, нет.

Современному российскому режиму также важно избежать ответственности. Не наказывать прямо за инакомыслие, а искать надуманные поводы; не сажать сразу на долгий срок, а максимально затягивать следствие, чтобы формально количество политических заключённых было не слишком большим, но эффект от их преследования был значительным и демотивировал других активисток и активистов.

И если бы я перечислила все эти методы, список был бы недостаточным, чтобы описать всё, с чем столкнулась художница и активистка Юлия Цветкова из Комсомольска-на-Амуре. Детей из её театральной студии вызывали на допрос, у неё дома был обыск, она была под домашним арестом, её адвокатов не пускали в суд, а недавно её объявили иностранным агентом, хотя какой агентурной деятельностью и в интересах каких иностранных государств может заниматься активистка из маленького провинциального города, совершенно непонятно. Три с половиной года продолжается это политическое преследование, и Юлю обвиняют в нарушении нескольких законов (это и пропаганда ЛГБТ среди несовершеннолетних, и распространение порнографии за публикации схематичных рисунков половых органов в просветительском паблике во «Вконтакте»). 

Очень сложно поверить, что всё это происходит в реальности, что действительно именно за работу в детской театральной студии, за бодипозитивные и просветительские картинки Юлия Цветкова столкнулась с таким беспрецедентным давлением. Не укладывается в голове, что целая армия государственных служащих (полицейских, экспертов, судей, прокуроров, соцработников и т.д.) потратила столько времени на то, чтобы найти доказательства вины художницы (в этом месте, конечно, становится очень жалко, что у нас нет доступа к дата-отделу чиновничьего аппарата: как интересно было бы узнать, сколько же человеко-часов тратится на эту «работу», сколько бумаги расходуется на все эти абсурдные документы, какие зарплаты у всех чиновников, участвующих в этом политическом деле и какую непосредственную выгоду они получают от него. Кого повысили? Кто получил квартиру, кто – новый кабинет, а кто – премию?) 

Самого главного — времени — художнице и её маме никто не сможет вернуть. Три с половиной года, проведённые в бесконечных судах, под домашним арестом, под подпиской о невыезде, под давлением — невозможно компенсировать ни извинениями, ни деньгами.

Но самое ужасное, что история эта не закончилась и суд всё ещё не вынес решения. Прокуратура запрашивает три года лишения свободы.

Совершенно неадекватный срок за картинки, которые никто не назовёт порнографией.

Кажется, все, кто хоть раз слышал о деле Юлии Цветковой, спрашивали себя: почему именно она? И почему с такой жестокостью власть взялась за это дело? Как так вышло, что огромная машина репрессий направила столько сил на преследование активистки из далёкого провинциального города? 

Очень важно внимательно посмотреть на деятельность Юлии Цветковой, потому что это тот редкий случай, когда власть предельно честна: правительству России не нравится то, что делают феминистские активистки, потому что эта деятельность направлена на эмансипацию женщин, на сексуальное просвещение молодёжи, на то, чтобы культура насилия слабела, а уважение, толерантность, принятие разных людей внутри одного сообщества становились новой культурной нормой. 

Система государственного патриархата — против секспросвета, потому что не хочет, чтобы молодые люди росли независимыми, самостоятельными, чтобы могли принимать решения, касающиеся их сексуальности, могли сами выбирать, становиться родителями или нет.

Свободные образованные люди совершенно закономерно требуют, чтобы власти представляли их интересы, разделяли их ценности. Путинский режим не любит независимых людей, он против инициативы, против разнообразия.

Но самое главное — современная Российская власть против любой самоорганизации, потому что видит в ней угрозу своей легитимности. Свободные образованные люди совершенно закономерно требуют, чтобы власти представляли их интересы, разделяли их ценности. Путинский режим не любит независимых людей, он против инициативы, против разнообразия. Но самое главное – современная Российская власть против любой самоорганизации, потому что видит в ней угрозу своей легитимности. 

Так что вопрос, почему именно Юлию Цветкову российская власть выбрала мишенью для того, чтобы деморализовать, испугать гражданское сообщество, полезен для того, чтобы подумать, что именно мы можем противопоставить российской самовоспроизводящейся системе государственного насилия. Феминизм, ЛГБТ-активизм, секспросвет, работа с подростками — именно этого боится государственный патриархат и именно это поможет нам его победить. 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку