Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«У Украины есть герои лучше Бандеры, и они — в настоящем»

Тем, что Андрей Мельник, посол Украины в Берлине, оправдывал Бандеру, оказались недовольны даже в Киеве. Обозреватель Андреас Клут уверен, что оставив этого героя в прошлом, страна только выиграет.
SERGEY DOLZHENKO/EPA

Президент России Владимир Путин, должно быть, в восторге от того, что немцы, поляки, израильтяне, украинцы и другие вдруг стали спорить по поводу исторической личности по имени Степан Бандера.

Часть путинской сети лжи состоит в том, что Украина, демократическая страна, на которую он напал без всякой провокации, якобы управляется нацистами и поэтому должна быть «денацифицирована». Это абсурд, это понимают почти все — по крайней мере, за пределами России и за пределами поля искажения реальности путинской пропагандой. Обратное гораздо ближе к истине: Украина стала нацией героев и героинь, борющихся за свою свободу.

Но жизнь сложна, отчасти потому, что есть так много способов повернуть одну и ту же историю. Истории, которые мы рассказываем, — это события, которые уже произошли, а прошлое — настоящее минное поле даже для людей с благими намерениями. Посол Украины в Германии наступил на одну из таких исторических мин.

Весь год Андрей Мельник, посол Киева в Берлине с наслаждением ругал Германию за то, что она нянчилась с Россией, уклонялась от ответственности и недостаточно помогала Украине. Он заставил немцев оправдываться. И, в большинстве случаев, он был прав.

Однако на днях Мельник разговаривал с Тило Юнгом, ведущим провокационного немецкого интернет-шоу. Подобно ракете с тепловым наведением, Юнг нацелился на историческую фигуру, которой посол давно восхищается и которой воздает должное.

Степан Бандера (1909-1959) был украинским ультранационалистом и квазифашистом. Он родился в Галиции, которая была частью Австро-Венгерской империи, превратилась ненадолго в Западно-Украинскую Народную Республику, затем стала частью Польши, позже Советского Союза и, наконец, сегодняшней Украины.

В 1930-е годы, когда регион был польским, Бандера стал лидером радикального крыла Организации украинских националистов. По сути, он был партизаном, боровшимся за национальную независимость и организовавшим, например, убийство польского министра внутренних дел.

Когда Адольф Гитлер вторгся в Польшу, Бандера увидел в этом возможность. Сотрудничая с нацистами, его ОУН расправилась с предполагаемыми национальными врагами — евреями, поляками и русскими — в стремлении этнически очистить Украину и подготовить ее к фашистской государственности. Бандера должен был возглавить эту новую нацию, а Гитлер должен был стать его союзником. Бандера лично не участвовал в массовых убийствах, совершенных на Украине немцами и их местными пособниками. Но его подчиненные — предположительно с его благословения — делали это.

30 июня 1941 года партизаны провозгласили независимое Украинское государство. Но, к их удивлению, их предполагаемый покровитель Гитлер решил, что ему не нужна отдельная страна в том, что он считал будущим жизненным пространством немецкого народа. Фюрер приказал арестовать Бандеру и заключить в концлагерь — хотя и как привилегированного узника в комфортных условиях. В 1944 году Бандеру освободили.

После войны он поселился в Мюнхене, где КГБ СССР нашел и убил его в 1959 году. Это был разгар холодной войны, поэтому украинская диаспора на Западе создала вокруг Бандеры культ героя, изображая его борцом за свободу против Советов и жертвой Советов — но таким он был только отчасти.

После распада Советского Союза и обретения Украиной независимости возродилась мифология вокруг Бандеры, особенно на западе Украины, откуда родом Мельник. Во имя Бандеры были воздвигнуты статуи и памятники. Люди шли под его знаменами. Однако в последние годы правительство мудро дистанцировалось от этого человека и его сложного наследия.

В своем интервью Юнгу Мельник с головой погрузился в эту трясину биографической, исторической и этической двусмысленности. Посол настаивал на том, что Бандера был борцом за свободу. Он отрицал роль Бандеры в зверствах военного времени. Конечно, признал Мельник, времена были тяжелые. Бандера оказался между двух зол, Гитлера и Сталина, но его мотив — независимость Украины — был благим. Люди же любят Робин Гуда, добавил Мельник, хотя он и был мошенником.

Это был не очень хороший тон, особенно для профессионального дипломата в то время, когда его страна находится в состоянии войны, ее враги называют ее нацистской, а ее ближайшим союзником является Польша. МИД Польши назвал выступление Мельника «абсолютно неприемлемым». Посольство Израиля заявило, что его искажения «принижают значение Холокоста».

Даже в Киеве поняли, что что-то пошло не так.

Взгляд Мельника на Бандеру «не отражает позицию» Украины, уточнили в МИД, подчеркнув при этом, что благодарны Польше за «беспрецедентную поддержку в борьбе с российской агрессией».

Ходят слухи, что Мельника отзовут в Киев.

Оплошность Мельника напоминает нам, насколько предательским является прошлое для всех нас, когда мы строим хрупкие нарративы, на которых основываем свою жизнь. Очень немногое из того, что произошло в истории человечества, можно с уверенностью назвать добром или злом. 

Исторические личности, как и большинство из нас, часто были одновременно героями и злодеями, жертвами и преступниками, аболиционистами и рабовладельцами, борцами за свободу и террористами, сторонниками и добра, и зла.

Означает ли это, что мы должны отменить все наши истории? Нет, потому что рассказывание историй — часть человеческой природы.

Но это означает, что мы должны подходить к прошлому с безжалостной честностью, принимая во внимание все факты — удобные и противоречащие — и подчиняясь двусмысленности жизни.

Делая это, мы должны постоянно переоценивать, какую роль прошлое играет в настоящем. Сегодня важно не то, кем на самом деле был Степан Бандера. Важнее то, такой Владимир Путин, какие зверства он совершает каждый день и как украинцы сопротивляются. У украинцев есть множество современных образцов для подражания в их доблестной борьбе. Они могут позволить себе оставить позади тех, кто больше выполняет этой функции. 

Материал впервые был опубликован в Bloomberg.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку