Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Российский режим — фашистский. Почему мы должны это признать».

Профессор истории рассуждает о том, какие признаки фашизма есть в современной России и что это означает.
Минобороны РФ

Фашизм не был побежден как идея.

Это культ иррациональности и насилия, и его невозможно было победить в качестве идеи: пока нацистская Германия казалась сильной, лидеры других стран видели в этом искушение. После Второй мировой казалось, что фашизм побежден на полях сражений. Но он вернулся — и страной, ведущей фашистскую войну на уничтожение, стала уже Россия. Если Россия победит, это порадует фашистов во всем мире.

Мы ошибаемся, когда ограничиваем пугающий образ фашизма рамками Гитлера и Холокоста. Фашизм на самом деле зародился в Италии, был популярен в Румынии, где фашистами были православные христиане, мечтавшие об очищении от насилия, и имел сторонников по всей Европе (и в Америке). Во всех его разновидностях речь шла о торжестве воли над разумом.

Из-за этого невозможно дать фашизму удовлетворительное определение.

Люди расходятся во мнениях о том, что представляет собой фашизм. Но сегодняшняя Россия отвечает большинству критериев, которые склонны применять ученые.
  • В России есть культ вокруг одного лидера, Владимира Путина.
  • Есть и культ мертвых, организованный вокруг Второй мировой.
  • Есть миф о прошлом — о золотом веке имперского величия, который должен быть восстановлен с помощью исцеляющего насилия — войны с Украиной.

Украина не в первый раз становится объектом фашистской войны. Завоевание страны было главной целью Гитлера в 1941 году. Гитлер думал, что Советский Союз, который тогда управлял Украиной, был еврейским государством: он планировал заменить советскую власть своей собственной и претендовать на плодородные сельскохозяйственные земли Украины. Советский Союз будет голодать, а Германия станет империей. Он воображал, что это будет легко, потому что Советский Союз, по его мнению, был искусственным созданием, а украинцы — колониальным народом.

Сходство происходившего тогда с тем, что делает Путин, — поразительно.  

Кремль определяет Украину как искусственное государство, чей президент-еврей только подтверждает, что оно не может быть настоящим.

Считается, что после ликвидации небольшой элиты массы с радостью примут русское владычество. Сегодня именно Россия отказывает миру в украинской еде, угрожая голодом глобальному югу.

Многие не решаются считать сегодняшнюю Россию фашистской, потому что сталинский Советский Союз определял себя как антифашистский. Но этот термин сбивает с толку. С помощью американских, британских и других союзников Советский Союз победил нацистскую Германию в 1945 году. Однако противостояние СССР именно фашизму не было последовательным.

До прихода Гитлера к власти в 1933 году Советы относились к фашистам как к еще одной форме капиталистического врага. В целом, все коммунистические партии Европы должны были относиться к остальным партиям как к врагам. Эта политика фактически способствовала возвышению Гитлера: хотя немецкие коммунисты и социалисты в общей сложности превосходили численностью нацистов, они не могли сотрудничать. После этого фиаско Сталин скорректировал свою политику, потребовав от европейских компартий создания коалиций для блокирования фашистов.

Но в 1939 году Советский Союз присоединился к нацистской Германии как фактический союзник, и две державы вместе вторглись в Польшу. Речи нацистов перепечатывались в советской прессе, а нацистские офицеры восхищались эффективностью советских массовых депортаций.

Русские сегодня не говорят об этих фактах: Вторая мировая война стала элементом исторического мифа господина Путина о невиновности России и утраченном величии: Россия должна обладать монополией на жертву и победу. Тот факт, что Сталин стал причиной Второй мировой войны, объединившись с Гитлером, внутри страны считается немыслимым.

Гибкость Сталина в отношении фашизма — ключ к пониманию современной России. При Сталине фашизм сначала считался нейтральным, потом — плохим, затем начался период «дружбы с фашизмом», пока Гитлер не предал Сталина и Германия не вторглась в Советский Союз. Тогда фашизм снова стал плохим. Но никто так и не определил, что это слово значит. Это была коробка, в которую можно было положить что угодно. Коммунистов репрессировали как «фашистов» на показательных процессах. Во время холодной войны американцы и англичане стали «фашистами».  

И так называемый антифашизм не помешал Сталину в своей последней чистке нацелиться на евреев, а его преемникам — смешивать Израиль с нацистской Германией.

Другими словами, советский антифашизм не был противоположностью фашизму. Ведь фашистская политика начинается, как сказал нацистский мыслитель Карл Шмитт, с определения врага. А советский антифашизм как раз и означал поиск врага. Тем самым он предлагал фашизму черный ход, через который можно было вернуться в Россию.

В России XXI века «антифашизм» превратился в право российского лидера определять национальных врагов. Настоящим русским фашистам, таким как Александр Дугин и Александр Проханов, уделялось время в СМИ. А сам Путин опирался на работы русского фашиста Ивана Ильина.

Для президента «фашист» или «нацист» — это просто тот, кто выступает против него или его плана по уничтожению Украины. Украинцы — «нацисты», потому что они не признают себя русскими и сопротивляются.

Путешественнику во времени из 1930-х годов не составит труда определить режим Путина как фашистский. Символ Z, митинги, пропаганда, война как очищающий акт насилия и ямы смерти вокруг украинских городов делают все это очень понятным. Война против Украины — это не только возвращение на традиционное фашистское поле боя, но и возвращение к традиционному фашистскому языку и практикам. Другие люди существуют для того, чтобы их колонизировали. Россия невинна в силу своего древнего прошлого. Существование Украины — это международный заговор. Война — это ответ.

Поскольку господин Путин говорит о фашистах как о врагах, нам может быть трудно понять, что он сам может быть фашистом. Но в войне России с Украиной «нацист» означает просто «враг-недочеловек» — кого-то, кого русские могут убить. Ненавистнические высказывания в адрес украинцев облегчают их убийство, как мы видим в Буче, Мариуполе и во всех частях Украины, которые находились под российской оккупацией. Братские могилы — это не случайность, а ожидаемое последствие фашистской войны на уничтожение.

Фашисты, называющие других людей «фашистами», — это фашизм, доведенный до своей крайности как культ неразумия. Это момент, когда разжигание ненависти искажает реальность. Это апогей воли над мыслью. Называть других фашистами, будучи фашистом, — основная путинская практика. Джейсон Стэнли, американский философ, называет это «подрывом пропаганды». Я назвал это «шизофашизмом». У украинцев самая элегантная формулировка. Они называют это «рашизмом».

Теперь мы знаем о фашизме больше, чем в 1930-е годы. Мы знаем, к чему все это привело. И мы должны назвать фашизм своим именем, просто чтобы понимать, с чем мы имеем дело. Но и этого будет мало.

Фашизм — это не дискуссионная позиция, а культ воли, исходящий из фикции. Культ человека, «исцеляющего мир насилием» будет поддерживаться пропагандой до самого конца. Его можно отменить только демонстрацией слабости лидера. Фашистский лидер должен быть побежден, а это значит, что те, кто выступает против фашизма, должны сделать все необходимое, чтобы победить его. Только тогда мифы разрушатся.

Как и в 1930-х годах, демократия во всем мире сдает позиции и фашисты начинают войну со своими соседями. Если Россия победит в Украине, это будет не просто разрушение демократии силой, хотя и это немало. Это будет деморализация демократий во всем мире. Еще до войны друзья России — Марин Ле Пен, Виктор Орбан, Такер Карлсон — были врагами демократии. Победы фашистов на полях сражений подтвердят, что сила делает ее обладателя правым, а демократии обречены на провал. 

Если бы Украина не сопротивлялась, это была бы черная весна для демократов всего мира. И если Украина не победит, нас могут ожидать десятилетия мрака.

Материал был впервые опубликован в The New York Times.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще