Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Почему объявлять Россию «спонсором терроризма» — плохая идея

Статус спонсора терроризма — это не символический акт наказания государств, которые «ведут себя плохо», а юридический инструмент. России этот статус может быть даже выгоден.
kremlin.ru

Россия совершила много ужасного в Украине и за ее пределами. Понятно, почему президент Владимир Зеленский, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси, члены Сената и многие другие призвали администрацию Байдена объявить Россию государством — спонсором терроризма. Это обозначение (сейчас оно применяется только к Кубе, Ирану, Северной Корее и Сирии) может показаться хорошим способом еще больше наказать Россию, помочь украинцам и придать более конкретную форму нашему возмущению. Но это не так.

Статус спонсора терроризма — это не символический акт наказания государств, которые «ведут себя плохо». Напротив, это юридический триггер, встроенный в чрезвычайно сложную законодательную и нормативную базу.

У этого статуса есть последствия, которые нелегко отменить, а иногда даже предсказать. И некоторые из этих последствий будут негативными для Украины и для интересов США — они могут даже помочь России.

Определение государства-спонсора терроризма затрагивает две основные области права: внутренние судебные разбирательства и санкции. Что касается внутренних судебных процессов, иностранные государства имеют право на иммунитет в федеральных судах и судах штатов в Соединенных Штатах. Есть исключения из иммунитета, в том числе специальные исключения для дел против спонсоров терроризма.

Официальное предложение о включении в список России будет основываться на поведении Владимира Путина во Второй чеченской войне, а также в Грузии, Ливии, Сирии, Судане и Украине. В результате, по закону, Россия не будет застрахована от исков, возникающих в связи с ее поведением в этих странах на протяжении десятилетий. Но вот в чем загвоздка: подать в суд может только очень ограниченный класс истцов — в частности, граждане США, военнослужащие и государственные служащие. Затем успешные истцы могли привести в исполнение свои решения в отношении замороженных российских активов.

Этот судебный процесс будет иметь несколько пагубных последствий. Он позволит избавиться от замороженных российских активов американцам, но не украинцам (или ливийцам, или сирийцам, или грузинам), пострадавшим от жестокости Путина. Кроме того, эти же самые активы в ином случае могли бы стать важным рычагом в усилиях по заключению мирного соглашения и обеспечить компенсацию многим группам пострадавших.

Компенсация жертвам российской агрессии в США за счет замороженных российских государственных активов может побудить другие страны поступить так же, что еще больше сократит глобальный пул ресурсов, доступных для помощи Украине, сделает «глобальный ответ» более разрозненным. 

Введение этого термина в отношении России также повлияет на санкции. Соединенные Штаты, конечно же, уже ввели в отношении России целый ряд жестких санкций, которые привели к дефолту по ее суверенному долгу. Общее влияние этих санкций на российскую экономику пока не ясно. Но большинство санкций, которые положено ввести против государств, признанных спонсорами терроризма: например, запрет на военный экспорт и финансовые санкции — уже и так действуют.

Зато будут последствия с точки зрения вторичных санкций. Вторичные санкции могут ограничить торговлю и привести к росту мировых цен на зерно и другие товары первой необходимости, что, в свою очередь, может подорвать глобальную поддержку давления на Россию. США нужны преданные союзники, чтобы изолировать Россию.

Дальнейшие санкции против России необходимы, но они должны быть адаптированы для ситуации: в частности, они должны быть введены в энергетическом секторе и против отдельных должностных лиц.

Госсекретарь Энтони Блинкен не должен назначать Россию государством — спонсором терроризма, Конгресс должен прекратить оказывать на него давление, и Конгрессу не следует пытаться сделать это самостоятельно.

Примечательно, что члены Конгресса, которые призывают к этому, не объяснили, какие конкретные санкции (или другие последствия) повлекут за собой назначение и почему они будут полезны. Они игнорируют последствия. Справедливо, что Конгресс хочет наложить дополнительные санкции на Россию, но он должен сделать это с помощью законодательства, адаптированного для этой цели, а не с помощью всеобщего триггера «спонсор терроризма», который может иметь непредвиденные последствия.

Материал впервые был опубликован в The Washington Post.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку