Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Financial Times

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Война в Украине достигла поворотного момента. Что будет дальше?

Неудачи России — не конец конфликта, а начало его новой опасной фазы.
zsu.gov.ua

Вид российских войск, стремительно отступающих в Украине, ошеломляет, но не удивляет.

Эта война с самого начала была неудачей для России. Владимиру Путину не удалось добиться молниеносной победы, к которой он стремился 24 февраля. К апрелю российские войска были вынуждены отступить после вторжения в районе Киева.

Ограниченные успехи, достигнутые Россией за последние шесть месяцев, дорого обошлись ей. Первоначальные силы вторжения, собранные Кремлем, составляли около 200 000 человек. По оценкам США в прошлом месяце, с начала вторжения было убито или ранено 70 000–80 000 человек из них.

Не желая признавать, что Россия находится в состоянии войны, Путин отказался вводить воинскую повинность. Напротив, Украина мобилизовала все свое взрослое мужское население. В результате Украина сейчас, вероятно, имеет на поле боя больше войск, чем Россия.

Украинцы также имеют преимущество в моральном духе и вооружении. Они сражаются, защищая свою страну. Поставки передового вооружения из США и Европы, в частности точных ракет большой дальности, означают, что теперь они к тому же лучше оснащены, чем россияне.

Перспектива поражения России реальна и воодушевляет. Но успехи Украины также открывают новую и опасную фазу конфликта.

Фотографии плачущих мирных жителей, обнимающих украинских солдат, освобождающих города и села от русских, подчеркивают суть этой войны. Российская оккупация уничтожит политическую свободу и будет сопровождаться убийствами, пытками и депортациями.

Легкая победа России в Украине также открыла бы путь к дальнейшей агрессии против ее соседей, включая Молдову и, возможно, даже членов НАТО Эстонию, Латвию и Литву. Эта перспектива была достаточно тревожной, чтобы убедить Финляндию и Швецию подать заявку на членство в НАТО.

Если же Россия потерпит поражение, угроза вторжения, нависшая над остальной Европой, отступит. Глобальная политическая атмосфера также изменится. Поражение России будет болезненно воспринято в Пекине и Мар-а-Лаго (резиденции Трампа). За несколько недель до вторжения Китай объявил о «безграничной дружбе» с Россией. Дональд Трамп усмехнулся, назвав Владимира Путина «гением». Это суждение сейчас выглядит не просто аморальным, но и глупым.

Но некоторая осторожность нужна. Почти пятая часть Украины все еще оккупирована. Русские попытаются перегруппироваться, а украинцы могут переусердствовать. Действительно сложный вопрос заключается в том, что произойдет, если Россию ждет унизительное поражение — возможно, включающее потерю Крыма, который был оккупирован в 2014 году на фоне большого ликования в Москве?

Вместо того чтобы смириться с поражением, Путин может пойти на эскалацию. Однако его возможности выглядят ограниченными и непривлекательными. Отказ объявить всеобщую мобилизацию может отражать нервозность по поводу оппозиции, которая может зашевелиться в российском обществе. На призыв войск, их обучение и оснащение уйдет много недель — а война движется быстро.

С самого начала конфликта Путин намекнул, что Россия может применить ядерное оружие. Белый дом всегда серьезно относился к этой возможности. Поскольку война затянулась и пошла плохо для России, опасения, что Путин может прибегнуть к ядерному оружию, немного отступили, но не исчезли. Как сказал мне на прошлой неделе один высокопоставленный западный политик: «Мы должны помнить, что почти все российские военные учения, за которыми мы наблюдали, включали применение ядерного оружия».

Однако использование ядерного оружия в Украине создало бы очевидную опасность для России. Глобальная политическая реакция была бы очень негативной, а военный ответ Запада, вероятно, неядерный, был бы почти неизбежен.

Как и российские лидеры прошлого, Путин надеется, что зима придет ему на помощь. Недавнее заявление России о прекращении почти всех поставок газа в Европу явно направлено на то, чтобы заставить западных сторонников Украины подчиниться.

Но Путину нужно многое сделать, чтобы газовый гамбит сработал. Помогут очень холодная зима или всплеск политических протестов на Западе. Ни на то, ни на другое нельзя положиться. Германия уже восполнила свои запасы газа на 85 %от уровня, необходимого для того, чтобы пережить зиму. Субсидирование цен на энергоносители внедряется по всей Европе.

Так что положение российского лидера выглядит рискованным. С самого начала некоторые западные лидеры втайне надеялись, что Путин потеряет власть в результате войны. Президент Джо Байден даже сказал это вслух.

Но если Путин будет свергнут, возможно, в результате дворцового переворота, его преемником, скорее всего, станет жесткий националист, а не либерал. Наиболее громкое несогласие с властью в России высказывают милитаристы и националисты, призывающие к эскалации войны.

Одна из теорий, циркулирующих в западных разведывательных кругах, состоит в том, что убийство Дарьи Дугиной, журналистки-националистки, было организовано российскими службами безопасности в качестве предупреждения для ультраправых критиков Путина. 

Побежденная Россия не исчезнет с карты. Она останется страной с большим количеством ядерного оружия и пополняющимся запасом обид.

Так много опасностей впереди. Но иногда хорошие новости нужно признать такими, какие они есть. В этот мрачный год украинские военные победы на прошлой неделе, безусловно, ими являются.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку