Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Папа римский Франциск повторяет за Кремлем — но приходит к его отрицанию

Папа Франциск придумал, как остановить войну России против Украины. Жаль разочаровывать понтифика, но его мирный план сейчас не сработает — из-за одного гигантского изъяна.
Папа Франциск — последовательный миротворец L'Osservatore Romano

Об «уникальном видении путей решения конфликта», имеющемся у Франциска, поведал в «Коммерсанте» близкий к главе католической церкви председатель Всемирного союза староверов Леонид Севастьянов. Это, конечно, не информация из первых уст, однако, судя по ранее сделанным папой публичным высказываниям, пересказ Севастьянова достаточно точно передает его позицию.

«Самое главное — папа не просто предлагает сторонам прекратить огонь. Он рассматривает прекращение огня как начало возможного переговорного процесса о решении фундаментальных проблем между Россией и Западом», — пишет Севастьянов.

Честно говоря, уникальности в этом немного. По сути, Франциск повторяет позицию Кремля, которую тот неоднократно описывал еще до вторжения — о необходимости соглашений, предусматривающих взаимные гарантий безопасности, а по сути — раздел сфер влияния.

«Папа понимает, что продвижение НАТО на Восток стало барьером в отношениях между Россией и Западом», — продолжает Севастьянов. Это еще одна традиционная претензия Москвы, основанная на подмене понятий. Дело представлено так, будто Североатлантический альянс, подобно некоему страшному чудищу, поглощал все новые и новые земли, пока не уперся в российскую границу.

На самом же деле инициатива исходила от восточноевропейских стран, которые приложили максимум усилий, чтобы как можно скорее вступить в НАТО. Обоснованность и дальновидность их присоединения к блоку доказала на практике судьба Украины.

И наконец, Севастьянов выкладывает «главный козырь» Франциска: «Интеграция Украины в Европейский союз без России не решит проблему, а только ее усугубит. Поэтому для того, чтобы решить проблему войны в Украине, необходимо думать об общей интеграции Европы, Украины и России».

По замечательному совпадению с аналогичными идеями создания «Европы от Лиссабона до Владивостока» не раз выступал Владимир Путин (в том числе на недавнем «Валдае»). А заместитель председателя российского Совбеза Дмитрий Медведев даже назвал это целью «спецоперации». Правда, он уже говорил не о «единой Европе», а об «открытой Евразии».

Стоит также отметить, что в данном случае Франциск выглядит чуть ли не большим евразийцем, чем Путин. Российский президент в июне 2022-го заявил, что возможное вступление Украины в ЕС не вызывает возражений у Кремля. А вот папа — против!

В качестве ответа на очевидный контраргумент — как в условиях нынешнего острейшего кризиса можно всерьез говорить об интеграции Европы и России? — Франциск и Севастьянов заготовили историческую параллель: «Аналогом этого процесса может служить примирение между Германией и Францией после Второй мировой войны… Создавая Европейский союз, ни немцы, ни французы не испытывали друг к другу особых симпатий и не отказывались от личных взглядов или собственной истории. Но при этом они понимали, что прагматика должна стоять над их идеологиями и историями».

Все так, но есть маленький нюанс. Это произошло не во время второй мировой, а вследствие того, что Германия проиграла войну, причем не по очкам, а нокаутом.

То есть, чтобы видéние Франциска стало реалистичным вúдением, необходимо, чтобы Кремль потерпел тотальное поражение в нынешнем противостоянии с Западом. А до тех пор говорить о какой бы то ни было интеграции России с Европой смешно и неудобно.

Так по иронии судьбы составленный на базе кремлевских нарративов план папы Франциска в итоге вырулил на то, что может быть осуществлен только в случае краха нынешнего российского руководства.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку