Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Мюнхенская конференция на руинах европейского мира

Мюнхенская конференция по безопасности, которая на протяжении последних 60 лет главная неформальная встреча самых влиятельных политиков, военных экспертов, представителей бизнеса и науки со всего мира, в этом году прошла в условиях продолжающейся войны в Европе. На сцене и в кулуарах форума участники искали ответ на вопрос, когда и каким образом может завершиться война в Украине, однако конференция не принесла надежд на скорый мир.
Рука с микрофоном принадлежит Дмитро Кулебе, министру иностранных дел Украины, следом Энтони Блинкен, госсекретарь США, и Анналена Бербок, министр иностранных дел ФРГ Мюнхенская конференция по безопасности, официальный сайт

Мюнхенская конференция по безопасности, или Международная встреча по военным вопросам, как она изначально называлась, была впервые проведена в 1963 году по инициативе Эвальда-Хайнриха фон Клейста, бывшего офицера вермахта и участника самого известного покушения на Гитлера 20 июля 1944 г. Годом раньше разразился Карибский кризис, едва не приведший мир к катастрофе, за два года до этого была возведена Берлинская стена, надолго разделившая Германию и ставшая символом разделенной Европы.

В этих обстоятельствах Клейст решил учредить ежегодную германо-американскую встречу в верхах; подобно многим другим международным форумам и организациям, созданным в тот период, ее главной целью было предотвращение новой войны в Европе.

Пространство для диалога с баварским колоритом

В первые десятилетия Мюнхенская конференция была площадкой для камерных встреч германских участников с коллегами из других стран, в первую очередь партнерами по НАТО. Число ее гостей редко превышало два десятка человек, из-за чего конференцию иногда называли «трансатлантической семейной встречей». Она неизменно проводилась (и проводится по сей день) в мюнхенском гранд-отеле Bayerischer Hof, а участники могли присоединиться к проходившему одновременно с форумом традиционному карнавалу Fasching и насладиться баварским гостеприимством.

Клейст возглавлял конференцию вплоть до 1998 года, его преемником стал Хорст Тельчик, работавший в Ведомстве федерального канцлера при Гельмуте Коле, а также в руководстве ряда крупных германских концернов. С 2009 по 2022 год мероприятие возглавлял Вольфганг Ишингер, немецкий юрист и дипломат, бывший посол Германии в США и Великобритании. В этом году конференция впервые прошла под председательством Кристофа Хойсгена, немецкого дипломата, члена ХДС, бывшего советника по внешнеполитическим вопросам и близкого соратника канцлера Ангелы Меркель.

После окончания холодной войны повестка форума изменилась, а круг участников заметно расширился, в числе приглашенных появились эксперты и политики из государств, ранее не принадлежавших к западному миру. Сначала это были страны Центральной и Восточной Европы, начавшие переход к рыночной экономике, а позже, в 1999 году, к форуму присоединилась Российская Федерация. В наши дни в конференции принимают участие высокопоставленные гости из ставших важными акторами Китая, Бразилии, Индии, а также лидеры Ближнего Востока.

Несмотря на то что на Мюнхенской конференции по-прежнему обсуждаются традиционные вопросы «жесткой» безопасности — роль и цели НАТО, ядерное нераспространение, гонка вооружений, а среди участников много высокопоставленных военных, теперь там можно встретить руководителей крупных корпораций, правозащитников, экологов и других представителей гражданского общества. Сама политика безопасности вышла далеко за пределы военных вопросов и теперь включает экономическую, климатическую, энергетическую безопасность и  глобальное здравоохранение.

Первые встречи в Мюнхене проходили за закрытыми дверями, с течением времени доступность форума росла: конференцию начали освещать теле- и радиокомпании, затем появились стрим-трансляции и популярные страницы в социальных сетях, которые позволили следить за дебатами онлайн и даже комментировать их. Возросшая прозрачность заставляет выступающих аккуратнее подбирать слова, однако существенно увеличивает число участников и позволяет вовлекать общественность в дискуссию о политике безопасности.

Казалось бы, холодная война, подтолкнувшая к созданию форума, давно завершилась, оставшись в истории XX века, а в 1992 году Мюнхенская конференция по военным вопросам была переименована в Мюнхенскую конференцию по безопасности, и работавшие над ней политики и дипломаты рассчитывали, что их усилия наконец привели к созданию устойчивого и основанного на правилах европейского или даже глобального миропорядка, однако проститься с призраками прошлого оказалось не так просто. 

Тайное становится явным

В истории Мюнхенской конференции по безопасности запечатлелись несколько важных вех отношений России и Запада и их развития (или деградации?). Во-первых, следует упомянуть конференцию 2011 года, на которой министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и госсекретарь  США Хиллари Клинтон обменялись ратификационными грамотами, после чего в силу вступил договор СНВ-III (Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений), также известный как New START, подписанный президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой в апреле 2010 года. 21 февраля 2023 года в ходе своего обращения к Федеральному собранию президент Владимир Путин заявил о приостановке участия России в договоре. России, которая за прошедшие годы стала совершенно другой страной, разорвав прежние экономические и политические связи с большей частью своих международных партнеров.

Пожалуй, начало ее трансформации ознаменовало другое, еще более важное событие, произошедшее на 43-й Мюнхенской конференции, посвященной расширению НАТО на Восток. Это выступление Владимира Путина, известное как «мюнхенская речь». Именно она стала точкой отсчета для новой эры в отношениях России и Запада, после чего раскол между ними начал необратимо углубляться.

Мюнхенскую речь зачастую сравнивают с другим выступлением Путина, прозвучавшим с трибуны немецкого бундестага в 2001 году. Тогда, всего через несколько дней после страшного теракта 9/11, выступая на немецком языке, Путин предложил Западу, и в первую очередь Германии, российскую поддержку и кооперацию. «Сегодня мы должны уверенно и окончательно заявить: холодная война окончена, — говорил он. — Мы понимаем: без современной, прочной и стабильной архитектуры международной безопасности мы никогда не создадим климат доверия на этом континенте, а без этого климата доверия невозможна единая Большая Европа». Но и в той речи можно было расслышать досаду от того, как Запад относится к России: «Мы продолжаем жить в старой системе ценностей. Мы говорим о партнерстве, на самом деле мы еще не научились доверять друг другу. Несмотря на множество сладких речей, мы продолжаем тайное противостояние. Мы то требуем лояльности НАТО, то спорим о целесообразности его расширения. Например, мы до сих пор не можем договориться по вопросам, связанным с системой противоракетной обороны».

В 2001 году германскому истеблишменту и всему Западу показалось, что к власти в России пришел молодой, энергичный лидер, разделяющий их ценности и видение международной безопасности, чьи истинные взгляды они не смогли или не захотели рассмотреть.

Спустя всего пять с половиной лет в Мюнхене перед ними предстал уже совсем другой, а возможно, тот же самый политик, переставший сдерживать ресентимент, полностью сформировавший его картину мира. Как писала в те дни немецкая пресса, Путин вновь «заговорил на языке холодной войны».

Немало потрясенные участники конференции услышали упреки в адрес США, которые «учат демократии» и «навязывают свою систему права другим странам», узнали о «неприемлемости однополярной модели мира», о «тысячелетней истории независимой России», о попытках иностранных государств, финансирующих неправительственные организации, влиять на российское общество, наконец, о том, что расширение НАТО на Восток является дестабилизирующим фактором, а на развертывание систем ПРО в Европе Россия может «ответить ассиметрично», и «в отношении России она бессмысленна, потому что у нас есть такое оружие, которое ее легко преодолевает». Тем не менее, Запад не отнесся к этому недвусмысленному сигналу достаточно серьезно и не усмотрел угрозы в изменении вектора российской внешней политики, но уже через год произошла «пятидневная война» с Грузией, а в 2014 году был аннексирован Крым и фактически началось военное вторжение в Украину. Спустя 15 лет после «мюнхенской речи» Путина Россия развязала полномасштабную, кровавую и варварскую войну в Европе, поставив мир на грань ядерного столкновения, оказавшись при этом в полной международной изоляции и перечеркнув все собственные достижения постсоветского периода.

Форум без агрессоров

Нынешняя, 59-я конференция, прошедшая спустя год после начала военного вторжения России в Украину, практически полностью была посвящена обсуждению возможностей прекращения этой войны.

В этом году в конференции приняли участие 40 глав государств и правительств, более 100 министров, представители международных организаций и свыше 1000 журналистов со всего мира. Одна лишь делегация США, которую возглавила прибывшая в Мюнхен еще в четверг вице-президент Камала Харрис, насчитывала более 60 сенаторов и членов палаты представителей. Конференцию посетили многие авторитетные политики из других стран-членов Альянса, однако мюнхенская встреча — далеко не исключительно западное мероприятие: одним из самых ожидаемых участников, чье выступление привлекло большое внимание, стал заведующий канцелярией комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ван И.  

Впервые с конца 1990-х гг. в Мюнхен не было приглашено руководство Российской Федерации, хотя министр иностранных дел Лавров всегда оставался в числе постоянных гостей конференции, и даже в прошлом году, когда российские войска уже были стянуты к границе с Украиной, он был приглашен на форум, однако сам отказался от участия.

Председатель конференции Кристоф Хойсген заявил: «Мы выше того, чтобы предлагать этим кремлевским военным преступникам Мюнхенскую конференцию по безопасности в качестве сцены для их пропаганды». Он также исключил участие Ирана: «Мы не хотим предоставлять площадку режиму, который так фундаментально нарушает основополагающие права человека». Таким образом Хойсген отступил от принципа своих предшественников, полагавших, что конференция должна оставаться местом для диалога даже в самые трудные времена. Вместо российского политического руководства на форум были приглашены представители оппозиции: Михаил Ходорковский, Гарри Каспаров, Жанна Немцова и соучредительница «Мемориала» историк Ирина Щербакова, которые выступили в рамках сессии «Переосмысливая Россию: концепции демократического будущего».

Несмотря на то что конференция безусловно прошла под знаком войны в Украине, на ней обсуждались и многие другие актуальные проблемы, такие как изменение климата, кибербезопасность и будущее архитектуры европейской безопасности. Участники обсудили, как следует поступать с политиками, ответственными за нарушение прав человека или совершение военных преступлений. Кроме того, в числе центральных вопросов встречи оказались различные продолжающиеся или только разгорающиеся международные кризисы: ситуация в Индо-Тихоокеанском регионе, иранская атомная программа, беспокойство по поводу которой возросло в последнее время, отношения Запада и Китая и ближневосточный конфликт.

Голиаф должен быть повержен

На предваряющей официальное начало мероприятия дискуссии выступил бывший федеральный президент Йоахим Гаук, чья речь на Мюнхенской конференции 2014 года вызвала большой резонанс. Тогда, пожалуй, опередив свое время, Гаук говорил, что Германия должна брать на себя международную ответственность, соответствующую ее весу, быть готовой делать больше для безопасности, реагировать быстрее и решительнее — в том числе в вопросах военного участия. Теперь, спустя девять лет, экс-президент Гаук констатировал, что германская политика «постепенно становится более решительной», однако помощь для Украины зачастую опаздывает. «Нам нужна политика, которая не выжидает, а действует», — заявил он.

Конференция началась с видеовыступления президента Украины Владимира Зеленского, в котором он поблагодарил Запад за помощь в противостоянии российской военной агрессии. Он сравнил свою страну с библейским Давидом, который должен сражаться с российском Голиафом:«Нет никакой альтернативы нашей победе. Голиаф уже начал проигрывать, и Голиаф совершенно  точно падет в этом году». Однако Давиду нужна праща — новые поставки вооружений, и теперь речь идет об истребителях. Как и Гаук, Зеленский отметил, что скорость поставок играет определяющую роль, и любое промедление сегодня опасно, поскольку оно дает Путину чувство безнаказанности и время для новых разрушений.

Вслед за президентом Зеленским слово взял канцлер ФРГ Олаф Шольц, выступления которого за последние месяцы стали заметно смелее. Тем не менее, в своей речи он в очередной раз предостерег от того, чтобы война превратилась в конфликт между НАТО и Россией, и призвал союзников «сохранять баланс между всесторонней поддержкой Украины и избеганием  нежелательной эскалации». Вместе с тем он обратился ко всем способным поставлять танки партнерам, убеждая их начать это делать как можно скорее. По мнению Шольца, войну продлевают отнюдь не западные поставки вооружений, а имперские цели Путина: «Путинской ревизионизм не победит, напротив, Украина сплочена, как никогда, Европейский союз един, НАТО прирастает двумя новыми членами».

Министр иностранных дел ФРГ Анналена Бербок заявила, что «Путин разрушил мир в Европе», Шольц вновь использовал термин «война Путина», тогда как премьер-министр Эстонии Кая Каллас настояла на том, что это далеко не только его война, а плод «империалистических мечтаний» российского народа, призвав «разорвать порочный круг». Очевидно, глава эстонского кабинета проводит параллели между советской оккупацией балтийских государств и попыткой военного захвата Украины. И хотя далеко не все участники конференции разделили ее точку зрения относительно коллективной вины россиян, в отношении самой войны в Мюнхене, несомненно, царило единодушие и взаимопонимание

Тезис, что Украина должна победить, а Россия — потерпеть поражение, так или иначе присутствовал в риторике большинства выступавших на форуме, и было очевидно, что почти никто из реалистично настроенных участников не ожидает скорого окончания военных действий. Президент Франции Эмманюэль Макрон, своими настойчивыми попытками увещевать Владимира Путина по телефону в первые месяцы войны заработавший реноме бесконечно верящего в силу слова дипломата, выступил в первый день Мюнхенской конференции и заявил неожиданное: «Сейчас не время для диалога».

Однако союзники так и не смогли прийти к единому мнению относительно того, как далеко должна простираться военная помощь Украине, и насколько скоро она должна быть оказана. Выступавший во второй день форума премьер-министр Великобритании Риши Сунак пообещал предоставить Украине дополнительную военную помощь, отметив, что «настало время удвоить нашу военную поддержку», не уточнив, в чем она будет состоять. Дискуссии развернулись вокруг того, кто предоставит танки, нужны ли Вооруженным силам Украины западные истребители и возможны ли поставки кассетных боеприпасов, из-за чего немецкая пресса даже сравнила конференцию с оружейной биржей.

Вице-президент Камала Харрис в своей речи неоднократно повторила, что США будет поддерживать Украину так долго, как это потребуется, и обвинила российские вооруженные силы в совершении «чудовищных зверств и военных преступлений». «Их действия — атака на наши общие ценности, на нашу общую человечность», — констатировала она.

Президент Джо Байден не прилетел на Мюнхенскую конференцию, однако на 20–22 февраля был намечен и заранее широко анонсирован его визит в Польшу, где он собирался провести встречу с лидерами так называемой «Бухарестской девятки» — группы стран Восточной и Центральной Европы, составляющих восточный фланг НАТО. Большой неожиданностью для всех стало появление Байдена в Киеве, где 20 февраля он встретился с президентом Зеленским, и лишь после этого отправился в Варшаву. Организованный в условиях полной секретности визит Джо Байдена в украинскую столицу стал первым за 15 лет посещением страны американским президентом и послужил очередным подтверждением безусловной поддержки Украины со стороны США.

Впечатляющее публичное выступление Байдена в Польше, выдержанное в лучших традициях американской политической риторики, объединяющее элементы шоу и четко выверенные политические высказывания, особенно выгодно смотрелось на фоне полностью состоявшего из пропагандистских штампов и не отличавшегося новизной обращения Владимира Путина к Федеральному собранию, прозвучавшего в тот же день.

Не только Украина

В контексте обсуждения российского вторжения в Украину взаимными упреками и обвинениями в Мюнхене обменялись США и Китай. Вице-президент Харрис высказала настороженность по поводу продолжающегося с начала войны укрепления отношений между Москвой и Пекином и отметила, что «в будущем любые действия Китая, связанные с поддержкой России летальным оружием, приведут лишь к поощрению агрессии, продолжению убийств и дальнейшему подрыву основанного на правилах порядка». На состоявшейся во время конференции встрече госсекретаря Энтони Блинкена и китайского высокопоставленного дипломата Ван И обсуждался недавний инцидент с аэростатом-шпионом, и американский политик предостерег Пекин от оказания материальной поддержки России или помощи в обходе западных санкций, вместе с тем отметив, что США не хочет конфликта с Китаем и начала новой холодной войны. В свою очередь, Ван И обвинил Соединенные Штаты в том, что они нанесли ущерб американо-китайским отношениям «чрезмерным применением силы».

Ван И был, пожалуй, единственным участником форума, который продолжил настаивать на дипломатическом решении конфликта. Китайский дипломат анонсировал «мирный план Китая для Украины», который и был опубликован 24 февраля, в первую годовщину начала войны. Как и предполагалось, документ не содержал откровений или новых решений, был выдержан в духе «за все хорошее против всего плохого», и более всего напоминал последний опус российского политика Григория Явлинского. Война в Украине для Китая — прежде всего проекция, модель ситуации с Тайванем, а все заявления по поводу российского вторжения — способ транслировать (прежде всего в адрес США) свою жесткую позицию относительно недопустимости вмешательства во «внутренние дела Китая».

Еще одной темой прошедшей конференции стала ситуация в Иране. Обеспокоенность участников вызвала представленная МАГАТЭ информация, согласно которой в Иране был обнаружен уран, обогащенный до 84%, что свидетельствует об использовании технологий, не согласованных в т. н. «ядерной сделке». Это лишь на 6% ниже уровня, необходимого для создания ядерного оружия.  Анналена Бербок в беседе с журналистами заявила, что «необходимо непременно, с помощью любых дипломатических средств избежать ядерной эскалации». Кроме того, на встрече обсуждалось углубление военно-технического сотрудничества Ирана с Российской Федерацией.

Как и в случае с Россией, вместо иранских официальных лиц на форум были приглашены представители оппозиции, в том числе иранский принц в изгнании Реза Пехлеви. Они обсудили возможные сценарии будущего страны. Отдельное внимание было уделено роли женщин в иранском протесте, с которыми присутствовавшие на конференции женщины-министры иностранных дел разных стран выразили свою солидарность. В совместном заявлении они отметили, что борьба протестующих в Иране показала, что «только там, где женщины чувствуют себя в безопасности, чувствуют себя в безопасности и все остальные», причем это касается не только Ирана и Афганистана, но и «всего остального мира». 

 

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку