Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Запрет на жизнь, или Геи не могут перестать быть самими собой

Никогда не думал, что придется писать про самое личное, самое интимное. Но список грехов, обозначенный в публикации Роскомнадзора, заставил задуматься: когда же я свернул на «кривую дорожку гомосексуализьма» и на какой срок тянут мои прегрешения.
Было и такое: московская Триумфальная арка подсвеченная в цвета радужного флага Yury Gavrikov; собственная работа; CC BY-SA 4.0

Родился и вырос я в СССР. Гомосексуальности — как и секса, свободы слова, современного искусства и прочих деликатесов — в «крупнейшей геополитической катастрофе» не было. И несмотря на то что я с детства сознавал, что меня — сексуально — тянет к парням, тем не менее, я, как все, ухаживал за девушками, и даже вступал с ними во «взрослые» (то есть половые) отношения.

Тогдашний я понравился бы сегодняшнему Роскомнадзору.

Гомосексуалист от Бога

Будучи парнем образованным, я читал и Оскара Уайльда, и Кузмина, но гомосексуальность существовала вне меня, в каком-то другом измерении. Я ощущал себя единственным «голубым» — если не в мире, то в широком кругу известных мне людей. И даже «авансы», которые мне посылали, по-видимому, реализовавшиеся геи — на память приходят недвусмысленные взгляды и прикосновения, и почему-то это происходило в оперных театрах, пару раз в Большом и однажды в Варшавском, не сдвигали меня с уверенности, что это не мое.

Я фиксировал все это, но меня это сексуальное внимание не вдохновляло на встречную реакцию. Да к тому-же, 121 статью никто не отменял. Между тем, в информационное поле потихоньку проникала тема однополых отношений… В телевизоре мелькали трансвеститы, в фильмах появлялись глухие намеки. Нового в этом не было ничего: литература — от античной до современной говорила об однополых отношениях. Но меня это не убеждало, и я «держался корней». Это было мучительно: секс с женщинами не приносил радости, а эротические сны по-прежнему были в чисто мужском составе.

Я переехал в Канаду в 1988 году и буквально через несколько месяцев после приезда попал на гей-парад. В Торонто, где я поселился, есть (как и в большинстве крупных американских и европейских городов) гей-квартал The Village: средоточие гей-баров, магазинов и прочего. Я поселился в этом районе и наблюдал жизнь геев практически изнутри. Стали мне доступны тогда не только клубы (со стриптизом), но и обширная литература об альтернативной сексуальной ориентации. Я смог посмотреть на себя — на свое поведение, желания, сны — по-другому. Я понял, что моя гомосексуальность — мое естество, что она обусловлена природой. Таким я родился. Общаясь с геями разного возраста, этнического происхождения, с людьми с разным опытом и социальным статусом, я все больше проникался уверенностью, что наша нетрадиционность — от природы, если хотите, от Бога.

Как жить «рыжим»?

Да, и про «нетрадиционность» говорить смешно — и античная литература и искусство, и культура Возрождения полны героев-геев, полны историй о «нетрадиционных отношениях».

Мировая история знает огромное количество случаев «крепкой мужской дружбы», носившей почему-то исключительный характер. В литературы известны и женские союзы, и любовная лирика, направленная на существ своего пола.

В российской истории по устрожению отношения к геям можно точно отслеживать приход тиранов и консерваторов. Принятая Сталиным в 1933 году 121 статья, прописывавшая суровые наказания за однополую любовь — после долгого периода, когда она разрешалась, — была отменена лишь в1993-м, спустя два года после обретения Россией независимости.

В Средневековье многие народы считали рыжих людей отмеченными особой судьбой, приписывали им все существующие пороки, винили во всех бедах. Рыжих приносили в жертву языческим богам и испытывали перед ними суеверный страх. Рыжих женщин считали ведьмами, избегали общения с ними и сжигали на кострах. Не правда ли, сейчас это звучит жутко и странно?. Казалось бы, мы изжили суеверия и предрассудки, но не тут-то было! Во отношении геев они множатся, а российская пропаганда и государство их поддерживает изо всех сил. 

Так как же жить в России нам, «рыжим»? Это нам давно объяснили — «красить волосы», прикидываться «нормальными», жениться, производить детей. А если приспичило блудить – блуди тихо, за закрытой дверью. Это я слышал и от геев советской закалки, привыкших к такой двойной жизни, и от провластных консерваторов. Состоятельные граждане заводили любовников, снимали им квартиры, приходили туда «отдохнуть» от семьи. На мой взгляд, это не менее и не более мерзко, нежели такая же квартира с любовницей…

Молодежь же российская не только не принимала такого отношения, но и не понимала его: ориентация стала для подростков и молодежи делом частным, так же, как цвет волос. Молодые ребята заключали неформальные союзы, рожали и воспитывали детей, некоторые союзы, знакомые мне, продолжаются уже десятилетия.

Криминальная любовь

Как и многие принципы политкорректности, терпимость и принятие однополых отношений в РФ высмеивается, считается уродством, извращением. Наши журналисты и политики, среди которых геев немало, радостно шельмуют «гейропу».

Ну попробуем разобраться. 

Проблемы, с которыми сталкивались геи в странах, принявших однополую любовь, не могли не становиться объектами литературных произведений, фильмов, спектаклей. Проблема непохожести, одиночества среди людей часто была для геев особенно острой и становилась темой книг и стихов, а позже — фильмов. 

Какое-то время все это беспрепятственно публиковалось и показывалось в РФ, поиски же все новых и новых врагов привели к тому, что Роскомнадзор просто запретил геям быть самими собой. Ни ходить обнявшись, ни целоваться прилюдно, ни приводить своего парня или девушку на корпоратив стало не то что аморальным, а попросту наказуемым!

Люди, прожившие вместе многие годы, не смогут прийти к близкому человеку в больницу: они не родственники. Геям разрешено одно: предаваться разврату, потому что если парень с девушкой — это всегда скрепно, а если парень с парнем — всегда разврат. Проявления однополой любви, отношений, интереса, привязанности — не только греховны, но и подсудны.

Мы, по сути, в одном шаге от криминализации гей-секса, одной из самых позорных практик СССР. Напомню, что отмена (давно к тому времени не применявшейся) сталинской статьи 121 была условием принятия РФ в Совет Европы.

Последствия такого "определения" Роскомнадзора прозрачны и ясны:

 — полный запрет любых упоминаний об однополых отношениях в культуре, и особенно это будет касаться фильмов. Недалек тот день, когда голливудские новинки будут показывать на закрытых просмотрах, как в СССР, для проверенных и доверенных лиц;

 — любимый спорт российского обывателя — доносы. «Видел в окно», «обнимались в лифте», «застал в туалете — смотрели друг на друга» – и так далее. Как показывает многовековая практика, особенно лютуют в таких вещах латентные нереализованные геи, число которых будет расти;

— мужская нагота снова станет криминальной. Интересно, Дейнеку уберут из Третьяковки? Античные статуи прикроют фиговыми листьями.

Все это, понятное дело, должно сопровождаться запретом YouTube и созданием самостоятельного «скрепного» интернета, который может и не будет работать, но зато будет контролируем. Такой «Москвич» от коммуникации.

Не думайте, что вас это не касается, уважаемые «натуралы»! Запрет на то и запрет, что тотален.

Теплится надежда, что мировая закулиса не оставит россиян без интернета, и мы сможем получать независимый интернет, без цензуры, без Роскомнадзора откуда-то из облаков. Посмотрим.

А пока что — срочно перекрашиваемся в скрепный цвет и следим, чтобы рыжие корни не торчали!

 



читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку