Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Алиментщик – это будущий контрактник, или Кремлю нужно еще 400 тыс. для фронта

Кремль и Минобороны в следующем году продолжат кампанию по набору служащих по контракту в российскую армию. Высокопоставленный собеседник, знакомый с планами военного руководства, рассказал, что регионы уже получили из Москвы план по контрактникам на 2024 год и он примерно такой же, каким был в этом году.
Выставочная фотография контрактников Министерство обороны РФ

Впервые опубликовано здесь.

В целом по стране планируется найти около 400 тысяч человек, которые согласятся поехать на фронт, сообщил собеседник. 

О том, что российским регионам придется в следующем году продолжить активно искать людей для контрактной службы, говорит и человек, принимающий участие в совещаниях в Кремле. Он не сообщил точный план по набору контрактников в наступающему году, однако, по его словам, он «будет аналогичен тому, что был в этом году, или немного меньше». «Но точно не больше», – утверждает он.

С весны 2023 года в российских регионах развернулась масштабная информационная кампания по рекламе контрактной службы в армии. Главное, чем завлекают людей на войну, — деньги. Если средняя зарплата в России около 70 тысяч рублей, то ежемесячной оклад контрактника начинается от 204 тысяч рублей. Есть премии, например за участие в наступательных действиях и захват украинской техники. Кроме того, при заключении контракта положена единоразовая выплата из федерального бюджета в размере 195 тысяч. Богатые регионы, например Москва и Московская область, значительно доплачивают своим контрактникам.

О намерении российских властей набрать 400 тысяч служащих по контракту в течение 2023 года стало известно в марте. Из заявлений официальных лиц можно сделать вывод, что план уже перевыполнен. Например, на коллегии Минобороны 19 декабря министр обороны Сергей Шойгу сказал, что с начала года на службу поступило 490 тысяч контрактников и добровольцев. Последние формально не имеют статус военнослужащих и могут уехать с фронта по истечении срока службы, тогда как контрактники обязаны воевать до формального окончания войны. Сколько в этом году было набрано именно контрактников, Шойгу не раскрыл, но из слов зампредседателя Совбеза Дмитрия Медведева следует, что на долю добровольцев приходится около 21% поступивших на службу. Получается, что контракты с Минобороны заключили с начала года порядка 387 тысяч человек.

Сколько же их?

Если изучить заявления Минобороны за последние годы о количестве контрактников в российской армии и планах по их набору, то можно заметить, что официальные цифры не стыкуются друг с другом. 

  • В марте 2020 года Шойгу утверждал, что в российской армии 405 тысяч контрактников. Запомним эту цифру. 

  • Год назад, уже в разгар войны, министр говорил: число контрактников нужно довести до 695 тысяч, причем к концу 2023 года – до 521 тысячи. 

  • Неизвестно, сколько на момент этого заявления контрактников было в армии. Но вряд ли меньше, чем в марте 2020 года, ведь рост их числа был одним из приоритетов Минобороны до войны. 

  • Получается, что для выполнения плана, который огласил Шойгу в конце 2022 года, Минобороны нужно было набрать еще 116 тысяч человек. Однако план по контрактникам на 2023 год был 400 тысяч бойцов. Причем эту цифру недавно подтвердил сам Путин. 

  • Российские власти утверждают, что перевыполнили план в этом году. Как мы посчитали выше, контракт с Минобороны заключили около 387 тысяч человек. Получается, что контрактников в российской армии уже должно быть более 750 тысяч. То есть выполнен даже план, который Шойгу огласил накануне на 2024 год: довести число контрактников до 745 тысяч человек.

Наши собеседники во власти единодушны: выполнить план по набору контрактников властям в следующем году будет гораздо труднее, чем в этом, хотя ситуация будет отличаться от региона к региону. Последние отчеты Минобороны об успехах в рекрутировании они оценивают скептически. 

«Люди, которые из патриотических соображений шли на войну, закончились. Одновременно очень сильно выросли зарплаты на гражданке и на военных предприятиях. Плюс в некоторых регионах есть вахтовики, а у них зарплаты еще выше. Если тебе на гражданке платят 150 тысяч рублей, зачем тебе 200 тысяч, которые Минобороны платит контрактнику?» — рассуждает высокопоставленный источник, знакомый с тем, как регионы ищут контрактников. 

По словам собеседника, посещающего совещания в Кремле, Минобороны исчерпало прежние ресурсы: «Сегодня уже нет того количества людей, которые пили пиво и лузгали семечки [и пошли на контрактную службу]». Тюремное население, согласное заключать контракты, по его словам, тоже иссякает.

«Сейчас идет гонка между регионами, они стараются, но находить столько людей нереально. Это же конкретные люди, мужики. Если ты их привлекаешь в армию, этот человек откуда-то выбывает. И сейчас чаще всего он выбывает из конкретной рабочей специальности — врач скорой помощи, водитель автобуса. А где взять нового водителя автобуса?» — рассуждает источник, близкий к Кремлю.

Зарплата контрактникам в 200–300 тысяч рублей нарушает баланс на рынке труда, продолжает собеседник: «Есть конкретная история с РЖД, где огромный дефицит кадров на стройках. И этот дефицит в этом году стал еще сильнее, так как рабочие находят менее физические тяжелую работу с окладом в 1,5–2 раза выше. Например, тем же водителем автобуса». 

В России рекордно низкая безработица — 2,9% по состоянию на октябрь. Владимир Путин гордится этой цифрой, однако финансово-экономический блок она не радует, так как дефицит кадров сдерживает развитие экономики и ускоряет рост цен. «В экономике практически не осталось рабочих рук, ситуация с кадрами действительно очень острая», — говорила недавно председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. Министр экономического развития Максим Решетников называл дефицит кадров главным внутренним источником рисков для экономики.

Несмотря на дефицит рабочей силы, план по контрактникам будет выполнен, и делаться это будет с помощью более адресной агитации, объясняет собеседник, знающий о планах регионов по поиску контрактников. В качестве резерва он называет, к примеру, граждан, которые не платят алименты: «Их десятки тысяч, при этом официально они нигде не работают. Мобилизовать их не успели. Понятно, какой у этих граждан моральный облик. А так они смогут отдать долг родине и платить алименты».

Однако выплат по алиментам от военнослужащих еще нужно добиться — некоторые неплательщики пользовались послаблениями, которые сделали власти для отправившихся на фронт, и так уходили от ответственности. В целом же, по данным Федеральной службы судебных приставов, на 1 января 2023 года насчитывалось 771 тыс. исполнительных производств о взыскании алиментов, а по 153,8 тысячи дел неплательщики находились в розыске или были оштрафованы. В следующем году может быть принят закон о реестре должников по алиментам. 

Ставка на службу по контракту позволяет властям не мобилизовать граждан большими волнами. Однако, по словам собеседников в регионах, на местах власти предпочли бы мобилизацию, поскольку это более простой для них режим. А проведенная с прошлой осени работа со списками военкоматов и другой информацией о гражданах может помочь властям мобилизовать мужчин «без вреда экономике».

«Но когда кто-то из губернаторов пытается наверх передать, что давайте, может, еще одну мобилизацию, звучит жесткий отказ. Только контракт», – сетует собеседник в руководстве одного из регионов.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку