Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на «The Moscow Times. Мнения» в Telegram

Подписаться

Позиция автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

Власть РФ против самой себя: от абортов до борьбы с вечеринками

Все свои электоральные проблемы власти в России создают сами. В основном потому, что не имеют реального представления о российском обществе.
Извинения не помогают участникам вечеринки (слева направо Лолита, Ксения Собчак и Настя Ивлеева), но и властям нападки на полуобнаженных звезд дивидендов не принесут Nastya Ivleeva / Instagram

С момента фактического начала президентской кампании в России (это юридически кампания стартует в декабре, фактически — примерно с сентября) страну снова лихорадит: в общественном поле громко слышны разные скандальные истории, в основном они — о насильственном монтаже скреп и об очередных попытках государства влезть в личную жизнь граждан. Эта агрессивная суета в превращается почти в неизбежный атрибут российских выборов.

Новый раунд борьбы с ЛГБТ, попытки раскручивать тему запрета абортов, а теперь и внезапный взрыв z-пуританства в связи с «почти голой вечеринкой» у блогера Анастасии Ивлеевой с призывами покарать обнажившихся участников — главных звезд российского шоу-бизнеса.

Почему и зачем это происходит? Это история многомерная и многофакторная.

Первое

Все эти идущие одна за другой кампании борьбы с неправильным стилем личной жизни — следствие мифических представлений власти об обществе и основанных на этих мифах попытках с обществом воссоединиться через кампанию против чего-то. Чем меньше реальной политической конкуренции, чем меньше реальной честной социологии, чем больше страха и запугивания, тем больше власть ориентируется не на реальных настроениях в российском обществ, а на личные мнения начальников об этих настроениях. Свои личные и своего окружения вкусы и представления начальники, которым уже за 70, начинают считать общественными.

Реально люди озабочены выживанием, и за годы по большому счету привыкли просто ко всему: никакого общественного запроса на наведение порядка в личной жизни граждан нет совсем. Этой темы нет нигде. Ее не видно и не слышно ни на региональных выборах, ни на фокус-группах, ни в опросах. За последние 20-30 лет почти у всех есть или лично, или через близких людей среди знакомых, друзей и родственников появились представители ЛГБТ, кто-то делал аборт, кто-то совершил транс-переход, кто-то  и т. д. и т. п. Это стало привычной частью жизни, и, по большому счету, в реальности никого не беспокоит. Не из-за этого растут цены, падает рубль, пропадают товары, погибают люди.

Хлеб можно заменить зрелищами, но на зрелища борьба с абортами и ЛГБТ не тянет. А тут еще выяснилось, что 67% населения у нас против запрета абортов. Выступать за такое — людей пугать. За зрелище у нас отвечает шоу-бизнес.

И вот взялись за «жизнь звезд», которая зрелище само по себе.

Второе

Возникает закавыка: можно ли считать зрелищем закрытие зрелища и борьба с теми, кто собственно зрелища и проводит.

С одной стороны, посплетничать о жизни звёзд, понегодовав, как они живут и с жиру бесятся (оголяются) — любимое народное занятие. Это было есть и будет, это неотъемлемая часть разговоров бабушек у подъезда или попутчиков за стаканом в поезде с обязательным ритуалом осуждения. Но из этого ритуала наслаждения от полоскания жизни звёзд никак не следует, что репрессии против них дадут какое-то единение. Ровно наоборот.

Это такой парадокс: люди любят обсуждать и осуждать именно тех, кого любят. Тут любовь и осуждение в одном флаконе. Все репрессии против конкретного певца или актёра со стороны власти у простых людей в те же советские годы вызывали такое же сочувствие, с каким жаром до этого обсуждали их похождения. Можно вспомнить разных советских звезд — от Владимира Высоцкого до Сергея Захарова.

Так же, как любят обсуждать знаменитостей, граждане сочувствуют любому, кого власть обижает — любить обиженных и пострадавших это второй столп массовых настроений. Никогда наши люди не поддерживали репрессий против своих любимцев, да и вообще, в России принято сочувствовать жертвам власти, а не наоборот. Если, конечно, речь не о об однозначно негативных персонажах типа Чикатило или ином подобном.

Поэтому обижая (отменяя) артистов, власть никакого имиджевого выигрыша не получит. Попугать культурную элиту можно, но любви к власти в результате точно станет не больше, а наоборот, меньше. А часть элиты и простых граждан, за всем этим наблюдающих, получит дополнительный мотив уехать из РФ подальше. Чего власть явно бы не хотела.

За переизбыток насилия власть у нас всегда и не любили. В массовом сознании власть в целом — образ отрицательный, а не позитивный. Насилие с ее стороны точно никакой любви не создаст. И при репрессиях против артистов может случится не единение власти с народом, а скорее единение обижаемого народа с его же обижаемыми артистами, какими бы они не были. Сторонники власти, особенно платные, конечно, все поддержат. Но у артистов есть свои поклонники, и в основном это аполитичные обыватели. Будут ли они эти довольны? Сомнительно.

Третье

Зачем власти вообще нужны эти кампании по поиску врагов на пустом месте? В силу планомерного уничтожения нормальной политической конкуренции равновесных соперников у власти в стране не осталось. Оппоненты есть, но у них нет ни сил, ни средств навязать альтернативную повестку. Они и власть – несопоставимы. Не имея очевидного конкурента на выборах, исходя из упомянутых своих мифических представлений об обществе, власть пытается искусственно найти группы, в борьбе с которыми она бы это типа общество типа объединило.

Но проблема вот в чем: основа поддержки власти – конформисты, которые за неё именно потому, что не хотят радикальных перемен, им нужны покой и стабильность. И решение в первую очередь социальных вопросов, а не вторжение в спальню или на закрытую вечеринку. Борьба с кем-то, тем более искусственно назначенным, неизбежно создаёт радикальную риторику и «подсвечивает» информационно радикалов. В политическом поле начинают идти волны там, где был штиль.

Любая электоральная мобилизация рождает ответную мобилизацию на противоположном полюсе. (Яркий пример — мобилизация против Трампа в США автоматически ведёт к мобилизации и трампистов тоже, именно на этом прокололись технологи Хиллари Клинтон в 2016 году). Была тишина, конкурентов не было, вы создаёте некоего искусственного врага, и тогда вдруг в пустоте как антитеза вашему радикализму начинает формироваться нечто, чего ранее не было. Образно говоря, если  начать чесать то, что не болело, оно заболит. Власть сама себе создаёт проблемы.

Но почему ей не сидится ровно? Видимо, ответ в том, что отдельные чиновники, они же политики очень хотят под выборы выслужиться и доказать свою полезность. Вот и начинается ярмарка креатива по поиску врагов и объектов для объединения общества в хейте, тогда когда само общество не хочет никакого хейта, а хочет просто нормальной жизни. В какие-то моменты власть дает команду «стоп», как уже было с абортами. Но креативщики поиска врагов остановиться не могут и рыщут дальше. На кону карьеры, зарплаты.

На выходе эта суета среди придворной свиты в борьбе за демонстрацию полезности может дать неожиданный результат: усиление на выборах позиций тех, кто  будет просто выступать за нормальную жизнь и за здравый смысл, а не за эту бесконечную борьбу со всеми подряд.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку