Financial Times Переводы из Financial Times
Поддержите The Moscow Times

Подписывайтесь на Русскую службу The Moscow Times в Telegram

Подписаться

«Совесть Петербурга». Кто такая Елена Осипова и почему она стала почетной гражданкой Милана

О 76-летней протестной художнице из Петербурга рассказывает журналистка Галина Артёменко.
Фото: Елена Лукьянова

Елену Андреевну Осипову называют «Совестью Петербурга». Интеллигентная немолодая женщина в беретике уже двадцать лет выходит на все протестные акции с собственноручно нарисованными плакатами. 

Она выходит на улицы родного города и стоит, развернув плакат. Она не боится, когда на нее кричат и угрожают ей. Она считает, что художник должен говорить правду.

Ее регулярно задерживают. Но даже пресловутые «космонавты» не смеют ничего с ней сделать и везут не в отделение полиции, а поближе к дому. Елене Андреевне 77 лет. Она коренная петербурженка: в этом городе жили все ее родные с 20-х годов минувшего века.

Лена родилась в Ленинграде 11 ноября 1945 года — мама вернулась с фронта беременной, растила дочку одна, тяжко работала на хлебозаводе. Помогала бабушка, которая, пережив блокаду, трудилась после войны в Русском музее — в охране. Дед Елены Андреевны блокады не пережил, умер от голода. После школы Лена поступила в Ленинградское художественное училище — ныне Училище имени Рериха. Так началась ее художественная биография.

Сейчас, когда Осипова уже известна на весь мир как активистка и автор политических плакатов, она все равно говорит: «Прежде всего я художник». Она живет в классической петербургской коммуналке в центре, пережившей все беды этого города, но не пережившей ни одного нормального ремонта. В двух комнатах коммунальной квартиры хранятся картины Елены Андреевны, заполняя пространство стен, громоздясь рядом с не антикварной, а просто старой мебелью.

Среди картин, прислоненных к стене, — ранняя юношеская работа Осиповой, датированная 1966-м годом — «Перед премьерой в БДТ». Ленинградский осенний слякотный вечер, спешащая толпа. На переднем плане, у входа в знаменитый театр — девушка, словно сошедшая с киноэкранов шестидесятых. Юная, трепетная. Елена изобразила себя, свою молодость, свои надежды. Это была дипломная работа художницы, которая не вызвала у комиссии ни восторга, ни даже просто понимания. Потому что на картине был темный вечер, была скрытая тревога. И ничего жизнеутверждающего. Поставили, правда, четверку с плюсом, долго совещались, даже комментарий оставили: «Комиссия не пришла к единому решению».

После училища Елена Осипова преподавала в художественных школах и сама занималась в студии при Юсуповском дворце. В студию принимали всех — и профессионалов, и любителей. Елена самозабвенно рисовала там десять лет. Одна из работ того времени — «Женщина у окна. Вид на Мойку из окна Юсуповского дворца». Елена Осипова тогда собиралась вступить в Союз художников, и эта солнечная картина тоже стала объектом критики: не понравился почему-то желтый букет. Так Елена Андреевна в Союз художников и не вступила. 

В одной из комнат на стене — портрет молодого человека, это сын Елены Андреевны Ваня, он работал в ряде городских театров. Но умер в 2009-м году. После этого Осипова не смогла преподавать, ушла на пенсию. Есть внучка, с которой у Елены Андреевны хорошие отношения.

Впервые Осипова вышла на улицу после «Норд-Оста». Был 2002 год. Елена Андреевна стояла у Законодательного собрания Петербурга с плакатом «Господин президент, срочно меняйте курс!». Ее голос никто не услышал. Она продолжала выходить.

Всегда в курсе актуальной политической, градозащитной, социальной повестки — верная слушательница закрытого ныне «Эха Москвы», она выходила, потому что не могла молчать. Она откликалась на разрушение петербургского исторического центра, когда застройщики ради прибыли сносили старые дома, она выходила, напоминая о том, что СПИД и туберкулез опасны и нужны профилактика и лечение, а также милосердие и сострадание к тем людям, кого настигла эта беда.


В 2015-м году, когда полицейские отняли у молодой мамы-мигрантки младенца по имени Умарали, а потом мальчик при странных обстоятельствах умер в больнице, возмущенные горожане выходили на митинги. Осипова с плакатом была среди тех, кто требовал расследования смерти малыша. Она протестовала против пыток, коррупции, против ограничения гражданских свобод. Лица на ее плакатах — страдающие лица девочек и женщин, лица молодых людей, обреченных на смерть или тюрьму. Они похожи на фрески. Осипова с этим соглашается: фрески Ферапонтова монастыря, увиденные ею однажды, навсегда определили ее видение мира, ее художественный взгляд. Свои работы и плакаты художница не продает, от помощи отказывается.

Она выходила на все антивоенные акции, которые проходили в Петербурге, начиная с 24 февраля. Первого апреля — в день рождения Николая Гоголя — она снова пришла на Невский проспект с плакатом. На темном фоне белым было написано: «Гоголь любил украинцев и русских, но признавал, что они — два разных характера».

Недавно Елене Андреевне присвоили почетное гражданство города Милана. В муниципальном совете итальянского города назвали это решение «знаком солидарности и близости Милана к женщине, которая является символом для граждан России».

Елена Андреевна узнала об этом от друзей-журналистов, удивилась. Она никогда не была за границей. На стене ее комнатки, заставленной старой мебелью и увешанной картинами, висит репродукция «Благовещения» Фра Беато Анжелико.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции The Moscow Times.

читать еще

Подпишитесь на нашу рассылку